Полигон мой, Ашулук…


…Для наших читателей вспомню-ка о том, как на полигон Российской Федерации Ашулук для проведения тактического учения с боевой стрельбой прибыли воздушным эшелоном военнослужащие подразделений зенитных ракетных войск Вооруженных Сил Республики Беларусь. Для многих зенитчиков этот полигон к нынешнему августу уже успел стать родным. Но были среди нас и те, кто впервые знакомился с астраханскими степями.

3 часа 53 минуты

…Зябко. Ночь не задалась. Дождь методично отбивает морзянку по лобовому стеклу мчащейся к военному аэродрому машины. Даже самый опытный бортрадист не смог бы принять сигналы, которыми в ту ночь захотел поделиться с нами дождь.

Вот и КПП. Дежурный в плащ-накидке внимательно проверяет документы. Несколько минут — и мы с коллегой-фотокорреспондентом Денисом находимся на территории воинской части. Нам не терпится поскорее спрятаться от ненавистного ливня.

Хватило минуты для того, чтобы форма коллеги промокла насквозь… Подбадриваю Дениса словами о том, что «на себе одежда сохнет быстрее».

Сейчас нам нужно добраться до самолета. Путь неблизкий… Честно, не верится, что через каких-то несколько часов мы окажемся под солнцем Ашулука.

4 часа 11 минут

…Ветер и дождь, будто сговорившись, неприятно бьют по лицу. До нашего «Ильюши» около километра прямого пути по аэродрому. Благодаря подсветке очертания самолета красиво выступают из кромешной тьмы. Мокрые аэродромные плиты отражают свечение контуров нашей «пташки». Сразу вспоминается красивое отражение луны в глади озера в теплую июльскую ночь. И у нас сейчас все смотрится так красиво, что на мгновение забываешь о промокших ботинках и прилипшей к спине майке.

Мы почти рядом, уже виднеются фигуры людей у борта.

4 часа 23 минуты

Около самолета яблоку негде упасть. Вооруженные вещмешками и рюкзаками, посадку ожидают десятки воинов. Полным ходом идет погрузка запасов провизии.

Через несколько минут настал и наш черед… Наконец-то.

4 часа 48 минут

— Товарищи, полет будет проходить на высоте 8.500 метров. Скорость полета — 800 километров в час. Во время полета просьба не покидать своих мест и не использовать электро -, фото- и видеотехнику. Борт будет проходить через грозовой фронт, поэтому в начале полета возможна небольшая тряска, это нормально. Всем удачного полета! — прозвучал по громкой связи голос командира экипажа.

Я бы не сказал, что когда-либо боялся полетов. Скажу больше: не один десяток раз летал, но, несмотря на это, где-то между лопаток ощущаю неприятный холодок.

5 часов 14 минут

Самолет набирает высоту. Это ощущение вряд ли можно описать… Немного закладывает уши, на долю секунды кажется, что сила тяготения ослабевает.

Рядом со мной иллюминатор. Нет, это, скорее, бездонная черная дыра — и через нее, кроме крыльев самолета, не видно ничего. Многие из пассажиров сразу же задремали — не думаю, что кто-либо из присутствующих прежде поспал этой ночью: все, как и я, готовились к командировке. Среди тех, кто не поддался в самолете чарам Морфея, всего несколько человек.

Я, например, не заснул — вот пишу эти строки и думаю о том, что каждую секунду на километры удаляюсь от родных и близких. Это немного грустно… Но зато впереди ожидают интересные насыщенные дни.

6 часов 57 минут

Иллюминаторы безропотно пропускают на борт самолета лучи солнца. Среди пассажиров все оживленнее — скоро посадка. Тряски, кстати, не было вовсе, за что отдельное спасибо пилотам.

Проснулся и мой товарищ. Денис сразу попытался что-то мне сказать, но я не услышал ни звука…

— Т‑ы к‑а‑к? — кричит он почти во весь голос.

— Отлично, — показываю жестом (большим пальцем руки), чтобы не надорвать связки.

Скоро уже приземлимся.

8 часов 11 минут

Закладывает уши — самолет пошел на снижение. Редкий случай, когда пейзажи за окном иллюминатора не радуют — пустые степи да кочующие в одиночку кустарники. От занявшего все пространство желтого песка режет в глазах — словно с непривычки увидел первые покровы снега.

Все уже бодрствуют. Из разговоров соседей понял: редкий наш зенитчик не бывал на Ашулуке. Ну а для молодых офицеров, которые впервые увидели ту же панораму, что и я, этот полигон станет настоящим испытанием.

Слышно, как выпускаются шасси. Кажется даже, что на борту становится теплее.

9 часов 41 минута

Сели!.. От жары не скрыться. Нигде. Каким же я был глупцом, когда жаловался на дождь.

Здесь сухой воздух, колючие кусты. После приземления уже через несколько минут майка стала мокрой, на лбу появилась испарина. Хотя на часах нет и десяти, а небо частично затянуто небольшими тучками.

Местная природа непривычна и даже агрессивна к нам, привыкшим к райским условиям городской жизни по-белорусски. Нет здесь зеленого спектра лесов и полей, как у нас, — только безжизненные степи.

11 часов 12 минут

Разместились. А здесь ничего — модульная система палаток и душевых, практически в каждом помещении работают кондиционеры. Все качественно, практично, с учетом сложных климатических условий.

В полевом лагере сейчас все обустраиваются, кто-то отдыхает после перелета.

13 часов 42 минуты

Как оказалось, утром была не жара — так, «лайтовая» тренировка перед адом, который начинается здесь после полудня. После подъема солнца в зенит я, кажется, понял, почему вампиры (пусть это и вымышленные существа) так боятся солнечных лучей: жарко даже около кондиционера…

14 часов 16 минут

Ради интереса решил ознакомиться со списком живности, населяющей эти края. И лучше бы я не знал, какие твари здесь обитают!.. Оказывается, самыми опасными являются не скорпионы или змеи вроде гадюки и щитомордника, а пауки. Один из них — представитель рода «черной вдовы»: каракурт. Его яд в десять раз сильнее яда кобры! Известны и смертельные случаи после укуса такого паука…

С виду каракурты небольшие, на брюшке имеют красно-оранжевые пятна. Поэтому если увидите подобного паука — лучше бежать без оглядки. Он, кстати, любит заводить жилище в потайных местах — в основном в небольших норках.

С этими знаниями я каждые тридцать секунд осматриваю одежду на себе…

16 часов 17 минут

Бывалые офицеры рассказали, что здесь периодически бывают песчаные бури. Отреагировав на мое оживление и пожелание поскорее увидеть это явление собственными глазами, один из зенитчиков ответил так: ничего-де интересного в этом нет, смотреть на бурю — последнее, что он делал бы. От нее, наоборот, нужно прятаться.

18 часов 24 минуты

Около палатки наткнулся на маленького щенка, который нашел где-то мертвого жука-плавунца и играл с ним. Милый песик, ничего не скажешь.

Уже скоро ужин. Признаться, от этой вездесущей жары совсем не хочется есть — только пить, и как можно больше. Воду, кстати, здесь лучше употреблять бутилированную или ту, что дают в столовой: кипяченую. Пить из других источников запрещено — не скажу, что есть вероятность «стать козленочком», но ничего хорошего из этой идеи точно не выйдет.

19 часов 57 минут

Сумерки. Природа удивительна — насколько быстро все поглощает жара, настолько же быстро на ее смену приходит холод. Но в такой дебютный день в степи я, признаться, очень рад этому холоду.

21 час 17 минут

Для многих этот день был нелегким. Впереди активная фаза учения, воинам-зенитчикам еще предстоит пройти испытание боевой стрельбой. Для меня же знакомство с Ашулуком стало памятным и занимательным. Уверен: в ходе учения узнаю о нем еще много интересного…

Старший лейтенант Ян Горбанюк, «Ваяр», фото автора