Разведка в операции «Багратион»


Летом 1944 года в Москве прошел марш пленных немцев. По Садовому кольцу под конвоем провели 57 тысяч немецких солдат и офицеров, захваченных в плен при проведении операции по освобождению Беларуси, которая вошла в историю как одна из наиболее масштабных и стремительных операций Великой Отечественной войны.

начало > 3 октября

Преодоление заболоченного участка

  1. Время перемен

С этой целью Центр забросил в немецкий тыл спецгруппу Станислава Ваупшасова. 30 хорошо обученных и экипированных разведчиков пересекли линию фронта зимой 1942 года. Оружие, медикаменты, взрывчатку, радиостанции и запасные аккумуляторы к ним несли на себе. У каждого бойца за плечами было свыше 40 килограммов груза. На лыжах разведчики совершили 300‑километровый марш в Логойский район Минской области. Базовый лагерь Ваупшасов разбил в бывшей вотчине древнего рода князей Радзивиллов — в лесу Княжеский ключ. Густые ельники и непроходимые болота надежно прикрывали отряд от карателей. На островах действовал первый аэродром, работала самая мощная радиостанция. Отсюда приказания из Центра связные по тайным тропам и гатям доставляли в другие отряды. Здесь же Ваупшасов открыл первый тренировочный центр подготовки разведчиков‑диверсантов для партизанских отрядов. К началу операции «Багратион» было обучено свыше двух тысяч бойцов. А сама группа Ваупшасова насчитывала 700 человек.

Подготовка разведчиков‑диверсантов в тылу врага сняла острую необходимость переброски групп с Большой земли. Но главное, нововведение ГРУ существенно снизило потери. До этого при переходе через линию фронта погибали две группы из пяти.

И это был не единственный итог масштабной реформы разведки.

В новую редакцию Боевого устава пехоты Красной Армии была включена новая глава «Пехотное отделение, взвод и рота в разведке». Во всех подразделениях отмечали тех, у кого были нужные способности, и направляли их на учебу в дивизионные центры. Для них типография «Воениздат» огромными тиражами выпускала специальную учебную литературу: «Памятка разведчику при маскировке», «Памятка разведчику по скрытному перемещению».

Тех, кто показал себя с лучшей стороны, зачисляли в разведывательно-диверсионные школы. Разведчикам, как правило, выдавали новые ППС — пистолеты-пулеметы Судаева со складным прикладом. Компактное оружие было удобнее использовать при десантировании и было практически незаменимо в ближнем бою. До конца войны ППС стал основным оружием советской разведки.

Разведчик-наблюдатель

Допрос немецкого военного инженера

К 1944 году фронтовой разведчик — это уже универсальный солдат. Каждый боец владеет всеми видами оружия, умеет десантироваться с парашютом, способен выживать в сложных условиях, но главное — он добывает информацию о противнике всеми доступными способами. Неслучайно впоследствии на эту тему было написано много произведений, по которым были сняты одни из лучших фильмов о Второй мировой вой­не: «Звезда», «Иваново детство», «Спецзадание», «Разведрота».

В целом в Красной Армии к 1944 году была выстроена стройная система подготовки кадров. Бороться с ней немцы были просто не в состоянии. На оккупированную территорию Беларуси было дополнительно отправлено пять дивизий, полицейские подразделения стянули с Украины и Прибалтики, но все напрасно.

  1. Агония абвера

Авторитет немецкой разведки к этому времени сошел на нет. Провалы под Сталинградом и Курском показали слабость абвера. Длительно работать в советском тылу у немецких диверсантов не получалось. Тогда как раз на белорусском направлении в разведшколах Борисова и Катыни начали готовить перебежчиков для заброски. Как правило, это были небольшие группы по два-три человека. Немцы считали, что хорошо их готовили и экипировали. Во всяком случае, так думали в абвере. На деле две из трех немецких групп попадали в плен.

«Мы должны были в советском тылу оборудовать наблюдательные посты на станциях разгрузки и крупных шоссе, врезаться в линии связи, определять координаты полевых складов, аэродромов, позиций дальнобойной артиллерии. Чтобы не обозначить себя, запрещалось брать языка и вступать в боестолкновения».

Разведчики в засаде

Пленные немцы

Из материалов допроса Отто Шрауба

Такие группы переправляли в советский тыл каждую неделю. И долгое время немцы даже не подозревали, что диверсантов обезвреживали практически сразу после приземления. И уже пленные радисты передавали в эфир не истинные данные, а дезинформацию.

6. Всеслышащий ОСНАЗ

О месте и времени выброски десанта советское командование узнавало из радиоперехватов. К середине 1944 года части радиоразведки ОСНАЗ применяли новые мощные аппаратные. Теперь при выходе в эфир аппаратные не создавали фоновых шумов. Даже опытные немецкие связисты не догадывались, что все их переговоры прослушивают советские радиоразведчики.

В короткое время были сформированы три особых радиодивизиона ОСНАЗ. Бойцов для работы на новой технике отбирали по всему фронту. Важен был не только опыт работы с радиостанцией, но и особый слух. Ценились специалисты, которые получили опыт работы под Москвой и Сталинградом.

— Слухачей — так на фронте называли специалистов радиоразведки — искали по всем фронтам, — рассказал Владимир Геллер. — Это спокойные по характеру, усидчивые люди с прекрасным слухом, которые по почерку могли различать немецких связистов. Новая аппаратура позволяла не только осуществлять радиоперехваты, но и прослушивать эфир. Солдаты обязаны были хорошо знать немецкий язык. Известен случай, когда при форсировании Березины советский связист настроился на немецкую волну и подал команду на отвод артиллерийского дивизиона с берега реки. Немцы клюнули, в результате советские части смогли форсировать реку без больших потерь.

Техническая разведка развивалась стремительно. Однако основным источником получения разведданных по-прежнему оставалась разведка переднего края. Ставке для планирования масштабной стратегической операции были нужны данные о крупных немецких группировках, основных направлениях переброски резервов и военных грузов. На переднем крае же командиров батальонов интересовали одиночные цели: танки в капонирах, пулеметные гнезда, минометные и противотанковые батареи… Все то, что косило пехоту в наступлении. Единственный шанс не положить людей — заранее разведать цели и уничтожить во время артиллерийской подготовки. Пока пехота копила силы для броска, разведка работала.

7. Всевидящие наблюдатели

Передний край был буквально усеян наблюдательными пунктами. Их оборудовали повсюду: на вершинах холмов, в кронах деревьев, на водонапорных башнях и даже в остовах подбитых танков. Разведчики ни на минуту не отрывались от бинокля или стереоскопической трубы. Подмечали каждую мелочь, вносили в журнал наблюдений все перемещения на переднем крае противника.

— Накануне наступления я как раз вернулся из госпиталя после ранения. Меня назначили наблюдателем в разведвзвод. Моя задача состояла в том, чтобы выявлять цели противника: доты, наблюдательные пункты, артиллерийские и минометные батареи, танки в капонирах, которые надо было уничтожить во время перехода в атаку, — рассказал ветеран войны Степан Красин. — Для записи данных нам выдавали такие специальные блокнотики с отрывными страничками. Исписанные карандашом листочки мы отдавали командиру взвода.

Как-то поздно вечером меня вызвали в штабную палатку. Говорят, ты понимаешь, что ты сделал? Я напрягся, а командир мне руку пожал и говорит, мол, ты, Красин, вскрыл переброску противотанковой артиллерии противника. Такой вот случай был.

Немцы же к 1944 году от такого вида разведки практически отказались, посчитав его мало эффективным. Через час на профессиональном языке разведчиков у наблюдателей «замыливался глаз». Зрение теряло остроту, солдаты не замечали даже явных изменений в обстановке.

— В Красной Армии активно увеличивалось число наблюдательных постов. Это был наиболее простой и надежный способ добычи разведданных, — рассказал Степан Красин. — Проблему «замыливания глаза» помогли решить офтальмологи военного госпиталя имени Н. Бурденко. По их методикам обучали курсантов в разведшколах. Наблюдение нужно вести справа налево по секторам. Сначала на ближнем — до 250 метров, затем на среднем — 500, и дальнем рубеже — свыше 1.000 метров. Так глаза не уставали и не терялась острота зрения. Этот способ, кстати, хорошо укрепляет зрение. Я никогда в жизни не носил очки.

Юрий Андреев

окончание следует…