«Люди, будьте бдительны… Я любил вас»


Эти слова Фучика актуальны и сегодня. Все чаще отдельные, в основном молодые люди демонстрируют нацистскую свастику, не стесняясь, прогуливаются с ней по улице или на каком-либо сборище. Ладно глупыши, не видавшие звериного оскала фашизма, да ведь и рассказы о виселицах, душегубках, массовых расстрелах, зверских пытках женщин и детей не доходят до разума.

Но когда люди постарше… Надевают на себя маску демократа и под шумок начинают обеливать фашизм, то говорить о них как о несмышленышах нельзя.

Есть в Минской области блогер, именующий себя величайшим критиком современности — Александр Петрович Новиков. В 2014 году отчислен он из Союза писателей Беларуси за оскорбительные высказывания о белорусском языке и клевету в отношении пишущих на белорусском языке авторов.

Оставшись один, Новиков придумал себе славный коллектив, причем своеобразный: «Алекс», «Карандей», «Барматуха», «Лещинский», «Саша Жабко» и «Женя Болотко». И все это — он один, Александр Петрович Новиков.

Дошло до того, что сейчас он занялся обеливанием фашизма.

Вот размещает он на своем сайте фотографию послевоенного времени. На ней изображена казнь немецких офицеров, осужденных за злодеяния, массовые убийства мирных советских граждан. В статье к фотографии пишется:

«То ли ради развлечения, то ли взамен парадов решили советские власти порадовать своих верноподданных актом справедливого возмездия. И без разбора выбрали они из числа военнопленных лиц офицерского состава, которых тут же обвинили в миллиарде преступлений против советского народа, а поэтому решили их всенепременно казнить. Массам эта идея понравилась, ибо животная подноготная особей вида человеческого, и стеклось на место казни тысяч много людей. Казнили немцев методично, по очереди, не сбиваясь. Как, наверно, только НКВД и умело делать.

Казалось бы, все должно было пройти по плану, но… Вдруг во время повешения одного молоденького немецкого офицера лопнула веревка, и тот попросту упал на землю.

По идее, по традиции считалось, что даже Богу неугодна казнь этого человека, и отпустить его надо, ибо нет греха на нем, но… НКВДимы не чтили людских законов и традиций…

Еще два раза вешали они его, и все не так шло, рвалась и рвалась веревка, и лейтенантик уже и сам не рад был чуду такому. И лишь на четвертый раз удалось палачам их злодейство. И казалось, что лишь по просьбе истязаемого случилось это…

Толпа, пока этот ад творился, негодовала, но бездействовала. Ибо знали люди советские, что вступись они за правду, заняли бы они места с повешенными соседствующие.

Отец шел домой и понять не мог, как такое могло случиться, если само провидение указывало, что отпустить человека надо, что невиновен он, а не послушались его палачи. Почему они законы, тысячу лет назад писанные, нарушили?

Вот такая вот история дивная. Ни о чем. Или обо всем. О судьбе. О провидении. О человеческой подлости. О скотах, которые не чтят ни божьих, ни людских законов. И о молчаливой, животной сущности масс…» (19.07.2016 г. «Слуги Сатаны»).

И эти выдумки на своем сайте размещает некто, претендующий на роль писателя, который клянется в своей справедливости и порядочности.

Теперь о «молоденьком офицере», по которому льются крокодиловы слезы.

Оказывается, не было такого примера — придумал сам «писатель». Но были другие примеры. 9 мая 2017 года по российскому телевидению показали сюжет. В Воронежской области в годы войны немцами был сбит советский самолет. Летчик спустился на парашюте на заросшую лесом землю. В район его приземления был направлен с десятком собак немецкий отряд во главе с молодым офицером. Нашли парашют, собаки по следу летчика привели своих хозяев в деревню. Подозрение пало на немолодую крестьянку. Молоденький офицер буквально истязал женщину и, когда она от пыток потеряла сознание и упала на землю, этот молоденький офицер приказал вывести из дома пятерых ее детей и спустить на них собак, которые и порвали детишек на куски…

После войны на могилу женщины и детей приезжал этот самый советский летчик…

Подумал бы Александр Новиков остатком своего мозга, кого он защищает, одновременно называя советский народ скотом.

Думаем, что Александру Петровичу Новикову за его противоправные действия будет предоставлено место для раздумий.

Его душа тянется к таким же. О еще одном родственном для души Новикова человеке. Имя его — Яковенко Василий Тимофеевич. Его объединяет с Новиковым то, что Яковенко выгнали из Союза белорусских писателей. Спросите, за что? Ответим: за то же, за что поперли из СПБ Александра Новикова — за клевету, оскорбления и ложные доносы.

Не только это духовно объединяет Новикова и Яковенко. Яковенко издал толстую-претолстую книгу. Бросился во все инстанции: похвалите меня, это же такой благородный труд! В Академии наук на просьбу о презентации его книги «Надлом» дали от ворот поворот. Какие могут быть похвальные суждения о фашистах, особенно после Нюрнбергского процесса?

На странице 94 в своей книге Яковенко пристраивается к другим перевертышам белорусского народа и с удовольствием печатает их обращение к Гитлеру:

«…Продолжая неравную по средствам борьбу со своими извечными врагами — Польшей и Россией, белорусы не могут не приветствовать даже самые тяжелые политические осложнения на востоке Европы. Этот терпеливый и стойкий народ будет искренне приветствовать все то, что поможет ему уничтожить ад, в котором варится, разрушить тюрьму, в которую посажен.

Теперь, будучи убежденным в том, что какие бы события ни разыгрались в Европе, Германская империя всегда станет играть в них первую роль, я милостиво прошу Ваше Превосходительство иметь в виду как те условия, в которых белорусы оказались, так и законное стремление 16‑миллионного белорусского народа стать суверенным хозяином на собственной земле.

Председатель Рады Беларусскай Народнай Республики В. Захарка».

Яковенко продолжает:

«…Белорусская делегация в составе председателя Белорусского правительства В. Захарки и известного уже своей активной работой на ниве белорусского возрождения доктора Я. Ермаченко явилась к послу Германии в Праге г. Генке и передала через него Вождю Великогермании Адольфу Гитлеру меморандум. В дополнение к меморандуму второго августа 1939 года был передан послу Генке широкий доклад г. Захарки, которым утверждались на основе исторических материалов и географических данных права ущемленного белорусского народа на свое независимое от красной Москвы и панской Польши существование, на свободное возрождение своей богатой национальной культуры.

Посол Генке сразу же направил меморандум и доклад в Берлин. Реакция немецких властей на это послание была мгновенной. Буквально на следующий день спадаров Захарку и Ермаченко телеграммой вызвали в Берлин в Министерство иностранных дел. Делегацию принял чиновник Гайден-Гаден. Два дня скрупулезной беседы, и вот результат: горячие заверения, что «немецкий народ не забудет о белорусском народе, который сквозь века не только своего славного прошлого, но и горькой недоли и неволи пронес свой антропологический тип, свою самобытную культуру, свой дух в борьбе за лучшую долю. Немцы примут во внимание, если колесо истории так повернется, притязания белорусского народа и дадут ему все возможности самостоятельного культурного существования».

Кстати, гестапо создало на оккупированной территории лжепартизанские отряды, в задачу которых входило дискредитировать партизан в глазах населения. Тут уж фашистские прихвостни постарались: грабежи, убийства мирных жителей, пропаганда, что, мол, это дело партизан.

Но это не помешало партизанским отрядам, объединенным в бригады и полки, сыграть важную роль в победе. Ими было взорвано 300 танков, 11.128 эшелонов с боевой техникой оккупантов, многие тысячи солдат, офицеров и генералов были уничтожены.

К моменту освобождения Беларуси Красной Армией более 60 процентов нашей республики было под контролем партизан. В конце 1943 года партизаны контролировали 108 тысяч квадратных километров БССР, из них 37,8 тысячи квадратных километров были очищены от немецко-фашистских войск.

Старейший российский писатель Евгений Бузни, сделав подробный анализ трилогии Василия Яковенко «Надлом. Кручина вековая», пришел к выводу, что в данном произведении, когда речь, в частности, идет о генерал-комиссаре (руководителе оккупационной администрации) Генерального округа Беларусь (1941–1943) Вильгельме Кубе, то он описывается «как весьма положительный герой, талантливый литератор, противник СС, которые с ним не считались и продолжали расстреливать евреев якобы вопреки его воле». Подобное описание, мы считаем, конечно же, противоречит решению Нюрнбергского судебного процесса, осудившего нацизм и военных преступников.

Но мало того, Яковенко идет еще дальше: у него партизаны воюют не с фашистами, а с собственным народом. Автор как будто специально сплошь и рядом рисует садистские картинки партизан-изуверов.

По Яковенко, Кубе во время оккупации Беларуси создал условия развития страны, свободы и демократии. Интересно, что ответит Яковенко на то, что оккупанты уничтожили всю промышленность страны, убили каждого третьего жителя, создали на оккупированной территории 260 концлагерей, 14 детских центров, куда свозили нередко силой отобранных у родителей детей от 6 до 14 лет и отбирали для своих раненых у этих маленьких человечков кровь! Улицы Минска да и других населенных пунктов «украшали» виселицы с жертвами.

Гитлер считал Кубе одним из своих любимчиков. 17 июля 1941 года тот был назначен генеральным комиссаром Беларуси. Приход Кубе на эту должность ознаменовался казнью 2.278 заключенных минского гетто. Находясь в должности генерального комиссара, проводил жесткую оккупационную политику с убийством сотен тысяч мирных жителей.

Чем же восхищает Кубе Яковенко и его группу сообщников? А тем, что Кубе оказывал содействие коллаборационистским организациям, разрешил использовать бело-красно-белый флаг, герб «Погоня», а полицаям носить на рукаве бело-красно-белую повязку.

Наши доморощенные демократы-националисты, стремясь обелить Кубе, во все голоса твердят: Кубе, мол, был против политики уничтожения всех евреев. Это в какой-то мере соответствует правде. Но какой? Кубе был не доволен, что евреев расстреливали всех, а он хотел, чтобы работоспособную часть евреев временно не расстреливать, а использовать их в качестве рабочей скотины, а уж потом направлять в газовые камеры «вдогонку» женщинам, детям, старикам, больным евреям, против уничтожения которых он не возражал.

А что касается разрешения герба «Погоня», бело-красно-белого флага, то, надо сказать, Кубе был не дурак и использовал все это как приманку откровенных врагов Советского Союза и советского народа.

Яковенко Василий в интервью А. Новикову заявил: «Нашы каштоўнасці для Чаргінца заўсёды былі чужымі!».

Правильно, Василь, ценности Яковенко, Новикова, Кубе  и им сочувствующих, как, например, Ирина Шатырёнок, для меня всегда были чуждыми!

Председатель ОО «Союз писателей Беларуси»

Николай Чергинец