Мастерство куётся в небе


На аэродроме в/ч 54804 идет подготовка к полетам. Истребители МиГ‑29 готовятся инженерно-техническим составом к очередному покорению «пятого океана». Специалисты заправляют крылатых «бойцов» топливом и маслом, проводят зарядку агрегатов газами, проверяют работоспособность всех систем…

На подготовку самолета к полету уходит около часа. Летная смена продлится семь часов. Но инженерно-технический состав в заботе о своих крылатых подопечных проведет на аэродроме сегодня свыше одиннадцати часов. Это время включает и подготовку авиационной техники к полетам, и послеполетную подготовку самолетов с их возвращением на стоянки. И «давай сделаем это завтра» тут не пройдет. Все работы на самолетах до, во время и после полетов выполняются строго в соответствии с руководящими документами. Лица, выполняющие работы и контролирующие их, обязательно делают соответствующую запись в журнале подготовки самолета. И это не просто чья-то прихоть, это правило, выработанное со временем, являюще­еся одной из многих составляющих безопасности полетов.

Это подчеркивает и руководитель нынешних полетов подполковник запаса Александр Мурычин. Рабочее место опытного офицера — на верхнем этаже командно-диспетчерского пункта. Отсюда аэродром виден как на ладони и, конечно же, воздушное пространство над ним. Однако визуальный контроль — это хорошо, но аппаратный, как говорится, лучше. На мониторах рабочих мест специалистов группы руководства полетами отображается вся обстановка в воздухе в радиусе

60–70 километров.— В ходе каждого полета основное, на что я обращаю внимание, — это выполнение всех требований безопасности полетов, — подчеркивает Александр Мурычин. — Мы управляем экипажами в нашей зоне ответственности. Формируем поток воздушных судов, идущих на посадку на наш аэродром.

Пристальное внимание всегда уделяется порядку выполнения полетов, грамотному использованию воздушного пространства для полного выполнения летчиками плановой таблицы полетов.

А в таблице сегодня от младших офицеров до старших…

— Сегодня наша основная задача — подготовка молодого летного состава к несению боевого дежурства, — уже на аэро­дроме рассказал командир в/ч 54804 полковник Юрий Пыжик. — Допуск к выполнению задач боевого дежурства в системе защиты воздушных рубежей страны наши летчики получают после выполнения одиночных полетов на воздушный бой, на перехват на практическом потолке. Должны они уметь летать при установленном минимуме погоды и при приборных метеоусловиях.

…Молодежь в тот день летала в самолете-спарке МиГ‑29УБ с летчиками-инструкторами. В качестве последних выступали командир авиационной части летчик-снайпер полковник Юрий Пыжик, его заместители и командир эскадрильи.

Особенно впечатлял полет на воздушный бой, когда пилоты, казалось, изматывали и себя, и истребитель невероятным количеством выполненных фигур высшего пилотажа в небе.

Заметив мое удивление, командир авиационной части пояснил:

— Полеты на условный перехват и воздушный бой у нас проходят постоянно — это наша работа.

Позже он признался, что подготовкой молодых летчиков доволен. Парни быстро осваивают сложную авиационную технику, с удовольствием совершенствуют свое летное мастерство. И для этого

в в/ч 54804 созданы все необходимые условия. Каждую неделю проводится несколько летных смен.

Можно сказать, делом подтверждает слова командира представитель когорты молодых летчиков старший лейтенант Вячеслав Завадский. Вначале в этот день он выполнил программу полета с летчиком-инструктором на МиГ‑29УБ и получил допуск к самостоятельному полету на боевом самолете. Долгожданный для каждого летчика момент и, как говорится, проверка на профпригодность. Продолжительность летной смены позволила ему в тот же день выполнить самостоятельный полет на сложный пилотаж.

…Признаюсь, это было завораживающее зрелище. Переворот, петля, полупетля, бочки, пикирование с углом 60 градусов, вираж на форсаже, полупереворот, косая петля, боевой разворот… Я устал вести счет выполненным военным летчиком на боевом истребителе фигурам. А позже летчики пояснили, что условный воздушный бой включал в себя 30 фигур высшего пилотажа!

Думаю, это объясняет, почему у летчика должно быть железное здоровье, а техническое состояние самолета всегда находится под пристальным вниманием инженерно-технического состава авиационной части.

Подполковник Игорь Жук, «Ваяр», фото автора