Майор медицинской службы Николай Малец: «Врач — лучшее призвание на свете…»

…Рядовой Р. плашмя упал на дорогу. Секунду назад он смеялся с товарищами, обсуждая скорый обед. Но, спрыгивая с кузова грузовика, зацепился бушлатом и теперь кричал от боли на асфальте. Армейская шапка скатилась на обочину… Сослуживцы подхватили солдата и без раздумий понесли в медпункт. Через несколько минут пострадавшего осмотрел капитан медицинской службы Николай Малец.

Клиническая картина казалась простой: падение с небольшой высоты, наружных повреждений нет. Банальный ушиб брюшной полости! Только и делов — прописать обезболивающее и дать отдохнуть до утра в лазарете. Но кое-что не сходилось — солдата тошнило.

Чутье врача подсказало, что надо провести обследование внутренних органов. И доктор Малец оказался прав: хирургический осмотр выявил у рядового разрыв стенки желудка и внутреннее кровотечение. Своевременная медицинская помощь спасла солдата от тяжелых последствий…

10.jpg

Яблоки… в подштанниках

Коля Малец родился в трех тысячах километров от Беларуси — в городе Кургане Российской Федерации. В Зауралье, где снег ложится в октябре, а тает в мае, в Курганском высшем военно-политическом авиационном училище учился его отец — мичман Игорь Николаевич Малец. Мама — Светлана Михайловна — работала здесь же, в продовольственной службе. Оба выросли в белорусском городе Лиде Гродненской области, там же познакомились и поженились.

В одной роте с мичманом Мальцом учился и я. Был частым гостем в его уютной комнатке в общежитии. Там же в ноябре 1990 года впервые увидел новорожденного Коленьку. Несмотря на дефицит детского питания и бытовых мелочей, это были счастливые дни молодой семьи.

…Декабрь 1991 года. В дверь комнаты кто-то осторожно постучал. Игорь Малец проснулся, взглянул на сопящего рядом сынишку, затем на часы — два ночи. Кого это принесло в такое время? В случае тревоги так тихо не стучат. Значит, не посыльный.

А за дверью стоял я — в заснеженной шапке и шинели. В руках держал странный предмет — голубые кальсоны, набитые крупными красными яблоками. Вечером нашу учебную группу отправили на овощную базу для разгрузки «витаминов». Закончили за полночь, и в благодарность нам разрешили набрать яблок — сколько влезет в карманы.

Свежие фрукты в начале зимы в Кургане — роскошь. Тогда я и вспомнил про годовалого Кольку. Снял подштанники, завязал узлом штанины и набил их ароматными плодами. Заведующий базой возмутился от такой наглости, но, узнав, что это для ребенка, улыбнулся: «Ладно, тащи!».

1992 год. Осколки СССР строили собственные государственные институты, в том числе и вооруженные силы. Выпускники-белорусы, пожелавшие вернуться на Родину, были направлены в распоряжение министра обороны Республики Беларусь.

Вернулся в Синеокую и Игорь Николаевич с семьей. Его назначили на должность начальника клуба авиационного полка на аэродроме Засимовичи Пружанского района Брестской области, где дислоцировалась 181‑я авиационная база ВВС Беларуси. Через несколько лет офицера перевели в 206‑ю штурмовую авиационную базу, квартировавшую на аэродроме в Лиде.

Коля рос, тянулись годы учебы, открытий, знакомств. Мальчишка увлекся восточными единоборствами. Он много лет занимался в секции таэквондо, стал обладателем коричневого пояса. Дважды становился чемпионом Республики Беларусь среди юношей.

В основе философии таэквондо — достижение гармонии человека как части Вселенной с природой, единство тела и духа. Занятия спортом приучили парня быть ответственным и честным, полным решимости идти вперед, невзирая на трудности, никогда не удовлетворяться уровнем своего мастерства.

9.jpg

В детстве, как часто бывает, Коля несколько раз болел. Но при этом, что случается реже, не боялся врачей. Наоборот, для мальчика они были живым примером заботы, внимания, профессионализма и человечности.

— Еще подростком я совершенно не пугался вида крови, — рассказывает Николай Игоревич. — Воспринимал ее как естественную субстанцию организма. Более того, я понимал, что анализ крови дает врачу информацию о моем здоровье.

Еще одной страстью будущего военврача были наблюдения за природой, изучение удивительных закономерностей развития живых организмов. Маленький естествоиспытатель имел для этого замечательное подспорье — деревенское подворье бабушки и дедушки, у которых он подолгу гостил.

В последние школьные годы Коля все чаще стал задумываться о собственном предназначении, жизненных ценностях, своей миссии. Близились выпускные экзамены. Извечный юношеский вопрос «Куда пойти учиться?» встал в полный рост. С одной стороны, был пример отца — офицера-авиатора, а с другой — стремление познать тайны природы и человека.

— Это было озарение, — вспоминает офицер. — Военный врач — вот какая профессия смогла примирить мои устремления.

Парень окончил школу с высоким средним баллом — 93. Успешно пройдя все этапы вступительной кампании, был зачислен курсантом военно-медицинского факультета в Белорусском государственном медицинском университете.

Мы встретились спустя пятнадцать лет на плацу Военной академии Республики Беларусь на церемонии принятия Военной присяги. Николай с гордостью показал шеврон военмеда. Если бы не родители, которые приехали на торжество, я ни за что бы не узнал в статном курсанте того малыша, которому зимней ночью нес яблоки в подштанниках…

Дневальный с черепом в руках

Учиться в ведущем медицинском университете Беларуси было трудно, но очень интересно. Анатомия, гистология, терапия, анестезиология, реаниматология, хирургия, урология и другие науки отнимали каждую свободную минуту. Даже в нарядах курсанты не расставались с учебниками и пособиями. Увидеть дневального, несущего службу с черепом в руках, было обычным делом.

Тогда же, во время учебы, Николай познакомился со своей будущей женой Юлией.

— Симпатичная студент­ка младшего курса педиатрического факультета искала учебник по военной гигиене, — поделился Николай Игоревич. — У кого же спросить, как не у курсантов? Так уж вышло, что она искала учебник, а нашла мужа.

После пяти лет учебы будущим военным врачам присвоили первое офицерское звание лейтенант. Еще через год состоялся выпуск старших лейтенантов медицинской службы. На погонах — по три звездочки, в руках — диплом врача общей практики. Но врачом не стать и за шесть лет. Седьмой год — интернатура при военно-медицинском факультете.

8.jpg

В августе 2015 года Николай Игоревич получил назначение на должность начальника медицинской службы — начальника медицинского пункта 83‑го отдельного инженерно-аэродромного полка ВВС и войск ПВО в Бобруйске. Это была точка приложения усилий, цель, к которой шел целых семь лет.

После окончания учебы интерес к профессии только усилился. Военврач искал ответы на давно поставленный перед собой вопрос: где кроется источник заболеваний человека? Шаг за шагом, глядя на человеческий организм как на целостную систему, он пришел к неврологии. В прошлом году офицера назначили врачом-неврологом поликлинического отделения 223‑го центра авиационной медицины ВВС и войск ПВО Вооруженных Сил Республики Беларусь.

— Известная поговорка о том, что все болезни от нервов, оказалась отнюдь не банальной, — поясняет врач. — Нервная система человека по-прежнему таит множество неизведанных областей, а потому так притягательна для изучения. Заболевания центральной и периферической частей нервной системы широко распространены — с ними сталкивается каждый десятый человек, а потому так важно изучать их симптоматику, механизмы развития, совершенствовать способы диагностики, лечения и профилактики.

11.jpg

Боль во спасение

Одна из областей профессионального интереса невролога Мальца — болевой синдром. Знание закономерностей развития болевых эффектов позволяет на ранних стадиях верно диагностировать заболевания, а это прямой путь к своевременному назначению адекватного лечения, к выздоровлению пациентов. Сотни авиа­торов принял врач за время своей медицинской практики, многим помог.

Недавно майор медицинской службы Николай Малец прошел курсы повышения квалификации в области авиационной медицины в Военно-медицинской академии имени С. М. Кирова Министерства обороны Российской Федерации. Еще в 1881 году на базе ее прародительницы — медико-хирургической академии — была организована первая в России неврологическая клиника. Авторитет этого учебного и научно-практического центра создали всемирно известные врачи и педагоги, основатели научных школ — Николай Пирогов, Сергей Боткин, Иван Сеченов, Иван Павлов, Владимир Бехтерев и многие другие.

Новые знания военврача Мальца помогут ему повысить качество врачебно-летной экспертизы, диагностики состояния здоровья летного состава — пилотов, штурманов, борттехников. А это  немалый вклад в обеспечение безопасности полетов белорусской военной авиации.

— Военная медицина — дело всей моей жизни, — уверен Николай Игоревич. — Безусловно, я буду и дальше совершенствоваться в специализации невролога: мечтаю освоить мануальную и иглорефлексотерапию, планирую закончить клиническую ординатуру в Белорусской медицинской академии последипломного образования.

***

Во время нашего разговора с военным врачом я не заметил у него желания что-либо приукрасить, придать себе важности. Так, наверное, и выглядят настоящие профессионалы — спокойные, уверенные в своих силах, настойчивые в достижении цели. И я горжусь, что наши судьбы пересеклись. Удачи вам, Николай Игоревич, и новых свершений в борьбе с человеческими недугами.

Сергей Алексеевич, «Ваяр», 

фото из архива Николая Мальца


Майевтика в философии
Майор Сергей Деминский: на перекрёстках людских...
Архив выпусков