15 лет — министром геологии СССР

7 мая нашему соотечественнику Евгению Козловскому исполнилось 90 лет. Но он по-прежнему в научном строю.

Министр геологии СССР, главный научный сотрудник Московского геолого-разведочного университета, доктор наук, профессор, академик, заслуженный деятель науки и техники РСФСР, вице-президент Российской академии естественных наук, член Высшего горного совета России, лауреат Ленинской премии и двух Государственных премий РФ, заслуженный геолог РФ, кавалер семи орденов и более 30 отечественных и зарубежных медалей — это далеко не полный перечень должностей, званий и наград, нашего соотечественника Евгения Александровича Козловского.Козловский.jpg

Евгений Козловский родился 7 мая 1929 года в селе Довск (ныне Гомельской области) в семье сельских педагогов.

Его дед по отцовской линии, Осип Козловский, был уникальным человеком. Выходец из крепостных крестьян, он 15 лет от роду с котомкой за плечами пришел в Москву и спустя годы ценой упорного труда вышел в люди: окончил коммерческое училище, был произведен по службе в чин действительного статского советника, руководил Западной таможенной службой. За заслуги перед Отечеством Осип Егорович был удостоен высших орденов империи, получил по службе дворянство…

Семья деда была многодетной — в ней росли два сына и девять дочерей. Сыновья решили стать военными, окончили привилегированное военное училище. Революция, Гражданская война и годы репрессий обошли стороной семью Осипа Егоровича.

Владимир, старший сын, служил в Красной Армии, командовал полком, работал в управлении спецзаданий Наркомата обороны, был военным атташе в Японии. Погиб в первый год Великой Отечественной войны — застрелился, чтобы не попасть в плен.

Младший сын, Александр, отец Евгения, после Гражданской войны осел в Довске. Здесь он встретил Феодосию Львовну, вскоре молодые люди поженились. Окончив педагогический институт, стали работать преподавателями. Перед войной Александр Осипович уже был директором школы, в его семье подрастали сын и дочь.

Война пришла внезапно. Уже 23 июня немцы бомбили Довск. Александр Козловский, имевший военный опыт, принял активное участие в организации отряда по борьбе с диверсантами. Вскоре его призвали в армию. Спустя месяц отец Жени был смертельно ранен под Киевом. Феодосия Львовна тотчас отправилась к мужу. Но в живых его не застала… Единственным утешением были его документы и фотографии, которые ей передали.

14 августа 1941 года в Довск пришли передовые части вермахта. В деревне было организовано два концлагеря для военнопленных.

От рук карателей и их приспешников погибли все родные по линии матери, малолетних детей бросали живыми в яму и там добивали… Сцены этих жестоких расправ до сих пор в памяти Евгения Александровича. Запомнил он и смерть дяди, которого за попытку взорвать молокозавод в Рогачеве оккупанты повесили.

Феодосию Львовну спасло чудо — она успела достать паспорт на другую фамилию. Работая переводчиком, женщина приняла активное участие в подпольной борьбе с врагом. Ее в те дни всюду сопровождал 12‑летний Женя…

— Я очень любил маму и очень боялся за нее. Мне думалось: если я буду постоянно рядом, с ней ничего не случится, — вспоминает сегодня Евгений Александрович.

С активизацией карательных акций оккупантов партизаны в 1942 году вывели Козловских в безопасный район и поселили в семейном лагере. В течение двух лет Евгений и его мать жили в условиях постоянной опасности: немцы могли появиться в любой момент… Голодали, мерзли в шалашах — жизнь в лесу была лишена романтики. В те страшные годы подросток получил огромный личный опыт выживания, прошел школу взаимоотношений людей.

* * *

Летом 1944 года, когда Беларусь была освобождена от оккупантов, Феодосию Львовну пригласили работать в «Смерш». Женя Козловский стал воспитанником части, носил военную форму. Ему очень хотелось учиться, и тут подвернулся удачный случай: его с группой ребят отправили в Бакинское военно-морское подготовительное училище.

Так сложилось, что Женя Козловский и некоторые его друзья не выдержали тягот и лишений воинской службы, разлуки с родителями и решили сбежать из училища… Невероятно: но в строгое военное время через Ростов, Москву подростки добрались до Гомеля!

Но не тут-то было! Его, комсомольца, опять направили на учебу — на этот раз в Минское артиллерийское подготовительное училище. Находилось оно в поселке Лещинец под Гомелем. Вот здесь учиться понравилось. Преподавателями были опытные, подготовленные офицеры. Уставная требовательность сочеталась с заботой о людях. Они щедро делились с подопечными опытом, который приобрели на войне.

— До сих пор с уважением вспоминаю командиров батарей майора Малеева и подполковника Осташевского, — рассказывает Евгений Александрович. — На войне они не очерствели душой, сердечно относились к нам, парнишкам, у которых детство забрала война. Удивительные были люди!..

За три года учебы Евгений стал старшим сержантом, старшиной батареи. Окончил училище с серебряной медалью. Впереди была военная карьера, жизнь казалась светлой и радостной. Но нежданно-негаданно все радужные ожидания рухнули — медкомиссия поставила крест на дальнейшей службе Козловского. Подвело зрение, виной тому было ранение глаз, полученное во время войны.

Горевал Евгений недолго — решил пойти в геологи. В свое время в училище курсантам показали фильм о разведчиках недр, которые работали на Дальнем Востоке. Козловского поразила красота природы, страстная увлеченность героев фильма своей работой. Он поступил в Московский геологоразведочный институт им. Орджоникидзе на факультет техники и технологии разведки.

На всю жизнь Евгению Александровичу запомнилась студенческая жизнь. Многие из однокурсников прошли суровую школу войны. Это были зрелые люди. Жили дружно, помогали друг другу.

* * *

По окончании института в 1953 году Евгения Козловского рекомендуют кандидатом на поступление в аспирантуру. Заманчивое предложение! Но Козловский решительно отказывается. Он мечтает о настоящей работе на Дальнем Востоке, мечтает приобрести опыт. И добивается-таки распределения именно туда.

— Чем вас привлек Дальний Восток? — спрашиваю я своего собеседника.

— Во‑первых, романтика. Во‑вторых, я должен был помогать маме и сестре, а там ведь хорошо платили, — откровенно ответил Евгений Александрович.

К этому времени Евгений был женат на прекрасной девушке, студентке Московского историко-архивного института Эльзе Бузиной.

На Дальнем Востоке молодого геолога направили на работу в Амурскую область — в Гаринскую экспедицию, которая занималась разведкой железорудного месторождения. Начал он с должности помощника бурильщика. Послали на две сложнейшие буровые, где на глубине 300 метров произошли аварии. К удивлению многих видавших виды специалистов, Козловский с задачей справился.

В течение двух лет Евгений прошел ряд должностей и в 24 года был назначен начальником цеха бурения, а затем — главным инженером экспедиции.

А вскоре молодого специалиста назначили главным инженером молодежной экспедиции по разведке месторождения Солнечное. Была уверенность, что он потянет и этот участок работы.

Случаев разных было много. Экспедиция ведь насчитывала около восьми тысяч человек, работала автономно.

Через несколько лет в нужном месте действовали 30 буровых и восемь шахт. Спустя годы возник город. Геологи открыли тогда попутно еще пять месторождений. Запасы железной руды оценили в 38 миллионов тонн.

* * *

В 1956 году Козловского перевели на руководящую должность в Хабаровск. Казалось бы, повезло, живи да радуйся. Но, написав семь рапортов руководству, Евгений Александрович ушел главным инженером геолого-разведочной экспедиции в отрогах Баджальского хребта в междуречье Амура и Амгуни искать и разведывать оловорудные месторождения.

Десять лет трудился Козловский в сложнейших условиях горной местности. Необходимо было с ноля создать инфраструктуру поиска, в том числе дорожную сеть, обеспечить завоз и распределение техники, бурение скважин, проходку подземных выработок… Создал, обеспечил, пробурил! Впервые в стране за два с половиной года было разведано оловорудное месторождение.

За разведку крупнейшего месторождения олова группа геологов, в том числе и Евгений Козловский, была удостоена Ленинской премии.

В те годы Козловский заочно окончил аспирантуру и защитил кандидатскую диссертацию, которая стала венцом его научных поисков в ходе геологоразведывательных работ.

В 36 лет Евгений Александрович был назначен начальником технического управления Министерства геологии РСФСР. В ходе руководства вопросами научно-технического прогресса в министерстве Евгений Александрович разработал теоретические и практические вопросы бурения и в 1973 году защитил докторскую диссертацию.

В 1970 году ему довелось окончить двухгодичный институт математических методов и вычислительной техники при МГУ.

В 1974 году — Академию народного хозяйства при Совете Министров СССР.

Вскоре Козловский был назначен директором Всесоюзного научно-исследовательского института экономики минерального сырья и геолого-разведочных работ. Это было новое испытание. Институт находился в упадке. Тематика исследований не отвечала требованиям дня, была слаба дисциплина исполнения научных работ. Был и еще один нюанс — у института не было своего здания, размещался он в 56 подвалах Москвы…

В те годы огромное влияние на него как на руководителя оказал министр геологии СССР А. В. Сидоренко. Видный ученый-геолог многое сделал для становления Евгения Александровича как крупного государственного деятеля. Козловский стал его заместителем, а в декабре 1975 года был назначен министром геологии СССР.

Передавая дела, на прощание А. В. Сидоренко сказал:

— Вас отрасль воспримет лучше — вы ее пропахали снизу. Я же был выходец из Академии наук.

Это была очень лестная оценка.

Навсегда запомнилась Евгению Александровичу и первая встреча с А. Н. Косыгиным. После короткого разговора Косыгин сказал: «В работе поймем друг друга».

Знакомясь с аппаратом министерства, он встретил старых друзей.

Евгений Александрович хорошо понимал, что отрасли необходима новая кровь. В аппарат министерства привлекли из регионов три десятка специалистов высочайшего класса. Одно из требований к кандидатам на должность — не менее десяти лет полевого стажа; желательно иметь степень кандидата или доктора наук…

В ходе тщательной работы была разработана концепция развития геологии в масштабе страны. Были подготовлены и «пробиты» в правительстве программы развития работ в Западной Сибири, Якутии, Узбекистане, Киргизии, Казахстане.

В это же время Е. А. Козловский возглавил Межведомственный научный совет по проблемам изучения недр земли и сверхглубокое бурение. Благодаря ему была осуществлена проходка Кольской сверхглубокой скважины глубиной 12.662 метра.

На правительственном уровне Козловский докладывал о новой научно-практической системе исследований недр «космос — воздух — земля — скважина», которая поднимала исследование недр на новый уровень. Им была создана научная школа, положившая начало новым подходам к системе управления, в том числе технологическими процессами и разведкой месторождений на основе геолого-экономического моделирования.

Проработав в должности министра геологии СССР 15 лет (больше, чем кто-либо в советское время!), Евгений Александрович решил переключиться на науку. В 1990 году он ушел в свой родной Московский геолого-разведочный институт и создал там кафедру оптимизации геолого-разведочных процессов, а затем и Институт геолого-экономических проблем. В настоящее время Евгений Александрович является автором 550 публикаций, в том числе 45 монографий.

Евгений Александрович и его супруга Эльза Сергеевна радуются успехам внуков. Особенно довольны делами внука Евгения, который окончил тот же геолого-разведочный университет, в котором учились дед и отец, и работает ведущим геологом в одном из нефтяных научно-исследовательских институтов. Растут трое правнуков. Им прадед Евгений часто рассказывает о своей жизни, с огромной любовью вспоминает свою Родину — Беларусь, Гомельщину.

Пожелаем же достойному сыну нашего Отечества здоровья и научного долголетия!

Полковник в отставке Игорь Судленков

Под флагом армейского спорта
Объявление о проведении конкурса на замещение...
Архив выпусков