Память — отменная, рассказчик — заслушаешься

В 75‑летнюю историю 103‑й гвардейской ордена Ленина, Краснознаменной, ордена Кутузова воздушно-десантной дивизии имени 60‑летия СССР (ныне 103‑я отдельная гвардейская воздушно-десантная бригада) вписана яркая плеяда имен воинов, принесших ей заслуженную славу. Особое место в этом списке занимают участники Великой Отечественной, представители героического поколения, рисковавшего собой ради Победы над фашистской чумой.

ivanov.jpg

Биография Алексея Иванова отсчитывает 95‑й год. Судьба его не баловала, испытывая и закаляя в самых разных коллизиях. За плечами голодноватое деревенское детство времен коллективизации, юность, обожженная войной, и горечь безвозвратных потерь, более 60 лет неустанного воинского и педагогического труда, длинный семейный стаж, сегодняшний итог которого — полдесятка правнуков.

Кстати, ратная доблесть Алексея Иванова отмечена орденами Отечественной войны I и II степени, орденом Славы III степени, медалями «За отвагу», «За боевые заслуги», «За оборону Ленинграда», «За взятие Кенигсберга» и др.

Слуцкого паренька Алёшу Иванова война застигла в Ленинградском ремесленном училище. В 16 лет он записался в ополчение. Рыли глубокие противотанковые рвы под Лугой, за 150 км от Ленинграда. Из-за них немецкая танковая колонна, устремившаяся на штурм

колыбели революции, споткнулась на этом рубеже. Но в неравном бою большинство ополченцев погибло, остальные отступили. Уцелевшим учащимся, которые вернулись в общежитие, было приказано бороться с зажигательными бомбами, которые сбрасывали вражеские самолеты.

su-331.jpg

Пока было тепло, ребята держались, а с наступлением холодов блокадные ужасы стали непереносимыми. Выбитые при авианалетах окна пришлось заколотить, свет поступал через форточку. Заедали вши. Дневная пайка хлеба — 200 граммов. Воду из Невы, как и растаявший снег, во избежание отравления надо было обязательно кипятить. Топливо для печки-буржуйки добывали где попало. Вскоре это могли делать только двое из восьми живших в комнате ребят — Алексей с Иваном. Остальные слегли. К новому году четверых не стало.

Выжить Алёше помогла крестьянская закалка. Он с детства был приучен к труду, самостоятельности, преодолению невзгод. Быстро повзрослел, потому что мать рано умерла и пришлось во всем помогать отцу, имевшему слабое здоровье, опекать трех младших сестричек. С 12 лет он трудился в колхозе, зарабатывая на летних каникулах по 100 трудодней, за которые тогда рассчитывались зерном.

В марте 1942‑го выдержавших блокадную зиму 83 учащихся отправили в эвакуацию. Эшелон добирался до Свердловска почти 25 дней. Довольствие — куцая хлебная пайка и уголь для вагонной печки, на которой кипятили воду из набранного на полустанках снега. К месту назначения прибыла только половина ослабевших пассажиров.

В Нижнем Тагиле Алексей ремонтировал переправленные сюда станки. На них опытные токари за месяц научили подростков изготавливать снаряды для фронта. Затем с напарником на авиазаводе клепали крылья для боевых самолетов Ил‑2. На каждое отводилось две смены, за время которых ребятам надо было справиться с тысячами клепок.

— 12 часов работаем, пять-шесть — спим прямо в цеху на бумажных мешках — и снова за дело. По итогам второй половины 1942 года мы получили удостоверения стахановцев: только в первом месяце у нас было 230 % выработки, в остальные по 280–340 %. Передовикам полагался обед из трех блюд, а так на завтрак, обед и ужин давали суп с хлебом, — вспоминает бывший труженик тыла.

25 февраля 1943‑го Алексея вызвали в военкомат. Документов нет, год рож­дения известен, а дату он не помнил. Как записали днем прибытия в военкомат, так с тех пор и отмечает. Полгода по 10 часов ежедневно занимался в артиллерийской школе под Уфой. Бумаги и карандашей на всех не хватало, приходилось запоминать с лету. Еще полмесяца осваивал противотанковую артиллерию в учебном полку, дислоцированном в подмосковной Коломне. Воевать командир противотанкового орудия сержант Алексей Иванов отправился в составе 47‑й отдельной противотанковой артиллерийской бригады, ее самого мощного 389‑го полка, оснащенного новыми 76‑миллиметровыми пушками.

3‑й Белорусский фронт. Через Витебщину, освобожденную от фашистов, с боями полк двигался к литовскому городу Каунасу. Отправив домой письмо, Алексей через неделю узнал, что из сестер живы только две, а мобилизованный в трудовую армию отец умер по дороге в Серов. С этим грузом, лежавшим на сердце, фронтовик продолжил свой боевой путь.

inx960x640.jpg

Особенно запомнилась ветерану жестокая схватка возле деревни Линдманодорф в Восточной Пруссии. 6‑я батарея получила приказ готовиться к отражению вражеской контратаки. Расчет старшего сержанта Иванова первым занял свою огневую позицию. После сильного артобстрела при поддержке четырех танков и пяти бронетранспортеров гитлеровцы начали обходить наши позиции. Под смертельным огнем командир развернул пушку, и расчет, к тому моменту оставшийся на поле боя один, в упор стал расстреливать противника. В ходе неравной схватки артиллеристы подбили два танка и два бронетранспортера, уничтожили свыше 150 немецких солдат и офицеров. За тот бой Алексей Иванов был удостоен ордена Отечественной войны I степени.

Война для старшего сержанта закончилась в Восточной Пруссии. Оттуда он отправился в артиллерийское училище в город Сумы. Только через год Алексей смог наведаться домой, где после фашистской оккупации все страшно бедствовали.

С 1947‑го Алексей Михайлович продолжил службу в артиллерийском полку 103‑й гвардейской воздушно-десантной дивизии, дислоцировавшейся в Ветрино, в 20 км от Полоцка. Здесь он встретил свое счастье. А поспособствовали этому, между прочим, танцы, блестяще освоенные фронтовиком наряду с профильными дисциплинами согласно программе военного училища. Избранница после окончания сельхозтехникума работала главным районным агрономом. Через год полк перевели в Боровуху‑3, затем в областной центр. И вот уже минуло 70 лет, как Алексей Михайлович является витебчанином.

Зная, что, уволившись в запас, он не сможет сидеть сложа руки, Алексей Иванов окончил Витебский пединститут. Следующие 30 гражданских лет он отдал Лужеснянскому сельхозтехникуму, где преподавал математику и военное дело. В родной для него 103‑й гвардейской воздушно-десантной дивизии служили сын и его супруга. Дочь по профессии экономист. Сейчас она и внучка опекают овдовевшего Алексея Михайловича.

Тихие пенсионерские будни ветерана войны и труда окрашены заботой наследников, встречами с сослуживцами, воспоминаниями, которыми он охотно делится с молодежью. Память — отменная, рассказчик — заслушаешься. У этого замечательного человека есть чему поучиться.

Галина Шпаковская, фото автора

Информация о наличии арендного жилья,...
«Нам небо чистое столицы судьбой доверено беречь!»
Архив выпусков