Люблин-Брестская наступательная операция 18 июля — 2 августа 1944 года: заключительный аккорд «Багратиона»

Освобождение юго-запада Беларуси стало финальным сражением стратегического наступления июня — августа 1944 года. Дальнейшие операции середины — конца августа шли уже в Прибалтике и Восточной Польше. Эти бои стали завершающими для командующего 1‑м Белорусским фронтом Маршала Советского Союза Константина Рокоссовского на нашей родине. Он считался «старожилом» белорусского направления еще с того времени, когда его войска освободили часть Гомельщины осенью 1943‑го. Наступление на Брест не позволило генерал-фельдмаршалу Моделю сформировать устойчивый участок советско-германского фронта по Западному Бугу — в итоге он закрепился лишь на Висле. Освобождение последнего крупного белорусского города положило конец боевым действиям на территории Беларуси.

Оперативная пауза

Люблин-Брестская операция проводилась после завершения Минской. 1‑й Белорусский фронт взял двухнедельную оперативную паузу. Продвинувшись на сотни километров вперед и растянув коммуникации, Красная Армия нуждалась в передышке и подтягивании тылов, пополнении, а командование — в осмыслении дальнейших планов.

Припятские болота, с осени 1943 года и до июля 1944‑го разъединявшие войска Константина Рокоссовского, теперь оставались позади — протяженность линии фронта сокращалась вдвое.

Видит око, да зуб неймет

Командование группы армий «Центр» предугадывало дальнейшие действия Красной Армии. Однако больших сил у поредевших соединений 2, 4 и 9‑й армий не было, значительные подкрепления с запада были еще на подходе. К тому же их вовсю теснили войска 2‑го Белорусского фронта, способствовавшие продвижению своего южного соседа — 1‑го Белорусского. «С рубежа Лунинец, Барановичи, восточнее Лиды они (части вермахта. — Авт.) к 12 июля были отброшены на рубеж Пинск, Слоним, восточнее Гродно, Алитус. Уже отчетливо вырисовывались намерения русских прорваться на Белосток и Брест», — писал в своей книге «История Второй мировой войны» Курт фон Типпельскирх. Немцы, подытоживая опыт окружения городов‑крепостей Витебск, Бобруйск, Орша, Могилев, предвидели участь Бреста: «Так как войска 1‑го Белорусского фронта северо-западнее Бреста уже вышли к Бугу, то далеко выдвинутому на восток Бресту в случае дальнейшего продвижения русских с юга грозило окружение».

Никто долго оборонять Брест и ряд населенных пунктов в полосе наступления 1‑го Белорусского фронта не собирался. Количество немецких подкреплений, подходящих к восточным рубежам Польши, еще не перешло в качество. Немцам нужно было лишь не допустить очередного прорыва фронта.

Перегруппировавшиеся к 18 июля, наши десять армий, шесть корпусов и две воздушные армии, легко смяв цепь заслонов отступающих трех армий врага, устремились на Запад. Основные действия операции протекали на левом — украинском — фланге. На правом — белорусском — действовали 28, 61 и 70‑я армии при поддержке 16‑й воздушной армии. С 18 по 22 июля были с ходу освобождены Жабинка, Кобрин, Малорита, Каменец.

«С боем взяли город Брест, город весь прошли…»

6d95cd1161ecfd7ef5baaffa243ea4836b6e2bc2ffe1143b01e6d1c6245680e7.jpg

В этой строчке знаменитой песни Леонида Утёсова есть неточность — последняя улица города, указывающая дальнейший путь воинам, от лица которых якобы ведется повествование, носила название «Люблинская». А было наоборот: этот польский город был взят еще 24 июля, очередь же Бреста, наоборот, наступила 27—28‑го. Остатки 2‑й и 9‑й армий, стянутые в город и его окрестности, спешно заняли глубокоэшелонированный укрепленный район. Однако всерьез обжиться там, пристрелять местность, поставить минные поля им не дали войска 28‑й и 70‑й армий, окружавших город и крепость. Часть сил этих двух соединений, например 160 сд, атаковала сам Брест, чтобы связать его гарнизон боем, не дать деятельно отреагировать на окружение. Тактика была испытанная: хорошо слаженными, опытными подразделениями вклиниться в оборону врага там, где это позволяли особенности местности, занять ее отдельные участки, нарушив целостность рубежа. После чего, дождавшись подкреплений, пробить его в месте, где он уже «дал трещину»…

1556872536_0 0 2648 1891_900x0_80_0_0_a928937605a1814fb86407b3795247e8.jpg

Как выглядела подобная тактика просачивания с последующим расшатыванием обороны противника на деле? Читаем журнал боевых действий 1297 сп 160 сд 70‑й армии из Центрального архива Министерства обороны (ЦАМО) России: «… пройдя по берегу безымянного озера (то есть по труднодоступной, по мнению фрицев, местности. — Авт.) отдельными группами автоматчиков, сломили их сопротивление к 6.05 (28 июля. — Авт.), стремительным броском форсировали р. Мухавец, ворвались на южную окраину г. Брест, где завязали уличные бои с группами автоматчиков и, разгромив их, овладели юго-западной окраиной Бреста. К 7.00 (полк. — Авт.) вышел в район предм. Граевское и занял оборону по сев.-зап. окраине. Наши потери: убитыми 5 чел., ранеными 11 человек».

Именно так — стремительно, малой кровью, умело, неожиданно для врага — действовали участники боев за областной центр. Одним из героев тех схваток стал старший сержант 1297 сп 160 сд Николай Волошин, удостоенный за подвиги в Люблин-Брестской операции звания Героя Советского Союза. Наградной лист на 21‑летнего младшего командира свидетельствует: из города Сталино (УССР), в Красной Армии — с августа 1941 года, на фронтах войны — с ноября. Трижды ранен, на белорусском направлении — с февраля 1944‑го, где был награжден медалью «За отвагу». Уже не раз отличившийся на юге Беларуси, боец вновь проявил себя в бою 18 июля за деревню Медно Брестского района. Читаем в представлении на награждение: «незаметно подполз и убил 2 пулеметчиков, повернул пулемет… и открыл огонь по немцам, убив… 10 солдат». Снова отличился 22 июля 1944 года: форсируя Западный Буг, будучи раненым, в одиночку отбивался в окружении врагов. Уже собрался подорваться последней гранатой, но был вызволен подоспевшими товарищами.

Победа была, полное окружение — нет

В ночь с 27 на 28 июля 1944 года Брест был окружен, но западная стенка котла была слабая, внутренний его фронт только выстраивался. Наши части уже взяли предместья города, в 7.40 утра 160 сд вышла на западную окраину областного центра в районе железнодорожной станции Брест-Центральный. Все шло к полному охвату и удушению в тисках окружения оборонявшего город гарнизона, к которому добавились части врага, вытесненные с окрестностей. Но документы частей 28‑й и 70‑й армий показывают: желанное полное окружение не состоялось. Немцы, оставив все тяжелое вооружение и неисправную, незаправленную технику, склады и госпитали, пошли на прорыв, пока мышеловка еще не захлопнулась. Причем инициатива этого действия проистекала как «снизу», так и «сверху», пишет Типпельскирх: «Хотя командование группы армий «Центр» еще раньше заявляло, что удержание Бреста из-за общей нехватки сил означало бы лишь их невосполнимую утрату, Гитлер вновь уступил лишь после того, как крепость была окружена. Гарнизону пришлось в течение 28–29 июля с тяжелыми потерями пробиваться на северо-запад».

Это подтверждает журнал боевых действий 160 сд 70‑й армии: «...группировке противника (две дивизии, несколько дивизионных групп...) удалось в районе Зачопки прорваться через охватывающее ее кольцо, и эта группировка стала быстро отходить…». Красная Армия, наученная опытом частичного прорыва корсунь-шевченковской группировки врага, организовала деятельное преследование — сил хватало. «...Поставлена задача немедленно… не дать противнику оторваться. К исходу 28.7.44 1293 сп вышел на восточный берег р. Кшна у Малого Гура..., выделив часть сил для параллельного преследования противника».

К тому времени командованию 16‑й воздушной армии уже поставили задачу, отрепетированную в дни уничтожения Бобруйского котла, на разгром отступающих. Читаем в донесении по 160 сд дальше: «...после мощных ударов, нанесенных отходящим колоннам противника нашей авиацией, решили судьбу пытавшейся уйти группировки. Она была уничтожена, потеряв материальную часть и технику». Некоторая часть окруженцев прорвалась к своим, но большая, усеяв остовами повозок и автотехники весь путь до Вислы, осталась в брестской земле.

На рубеже Вислы в августе 1944 года Красная Армия была остановлена подошедшими к противнику подкреплениями. Люблин-Брестская операция «Багратиона», дав возможность войскам зацепиться за восточные районы Польши, достигла своего апогея.

Вероника Данишевская,

фото и документальные материалы из открытых источников

Наследие Беларуси: нам есть чем гордиться
Белорусские практики по реализации ЦУР...
Архив выпусков