Минская операция 1944 года: фиаско группы армий «Центр»

Бои за столичный регион 29 июня — 4 июля стали апогеем операции «Багратион». 4-я армия противника была своего рода краеугольным камнем «белорусского балкона». Сохранение этой позиции давало врагу небольшой шанс на то, что окончательного обрушения фронта не будет. И резервы из группы армий «Северная Украина» подоспеют на выручку. Но уверенные действия наступающих фронтов не дали реализовать эту возможность — перемололи в котле окружения самую крупную группировку врага. Это позволило относительно легко взять Минск.

Гигантская облава

Плавный переход Витебско-Оршанской, Могилевской, Бобруйской операций в Минскую был продуман заранее. В этом и есть главная изюминка «Багратиона».

Враг отступал на запад, надеясь зацепиться за Минск. Наши войска преследовали его, спешили перехватить до того, как он закрепится в городских кварталах. Вот как описал начало этого рокового преследования участник тех событий с вражеской стороны Вернер Хаупт в своей книге «Сражения группы армий «Центр»: «…Находившийся… в Могилеве 39-й танковый корпус был уже рассеян. Померанская 12-я пехотная дивизия генерал-лейтенанта Бамлера получила строгий приказ оборонять Могилев (где и была частично разгромлена, частью самовольно прорвалась. — Авт.). Остальные дивизии получили приказ: «Всем войскам прорываться на запад!». Удачный дебют операции был за 2-м Белорусским фронтом.

Именно в такой обстановке принявший командование генерал пехоты Курт фон Типпельскирх и отдал приказ прорываться на запад, прикрыв отход завесой из нескольких боевых групп. Последние были лишь «временными пластырями» и погибали одна за другой под ударами Красной Армии. Отчаянием летних дней 1944 года веет от строк книги Типпельскирха «История Второй мировой войны»: «4-я армия успела отвести половину сил за Днепр. Здесь, однако, она очутилась в огромном, простиравшемся почти до Минска, лесисто-болотистом районе. Он контролировался крупными партизанскими отрядами и ни разу за все три года не очищался от них… Все переправы… были разрушены. Так как противник, продвигаясь крупными силами в юго-западном направлении, уже перерезал автостраду на участке Орша — Борисов, единственным путем отхода и снабжения для 4-й армии оставалась грунтовая дорога Могилев — Березино — Минск, на которой постепенно скапливались все тыловые службы и обозы, …большое количество войск».

Бои за минскую автотрассу

Выбить врага с укрепленных позиций и направить его отступление через минский большак — советское командование только к этому и стремилось. Во-первых, так было удобно направлять на растянувшиеся на многие километры вражеские части эскадрильи бомбардировщиков и штурмовиков. Во-вторых, путь был удобен для быстрых продвижений наших механизированных групп преследования.

На взятие плацдармов на Березине был нацелен 3-й Белорусский фронт. 6-я гвардейская кавалерийская дивизия под прикрытием массированного огня артиллерии форсировала реку и окопалась за ней. Враг, поняв, что ему стараются помешать закрепиться на водном рубеже, рядом контратак попытался сбить окопавшихся кавалеристов, вспоминал в своих мемуарах «От Волги до Балтики. 1942–1945» сражавшийся в рядах 3-го гвардейского механизированного корпуса Александр Самсонов. С этой целью немцы пошли на беспрецедентный по меркам «Багратиона» шаг: попытались локально создать перевес в авиации — и сорвать переправу массовыми налетами. Но Красная Армия образца лета 1944-го умела как стойко удерживать взятый плацдарм, так и маневрировать своей авиацией, мгновенно привлекая на угрожаемый участок все свободные части ВВС. Пока кавалеристы отвлекали врага, конно-механизированная группа генерал-лейтенанта Николая Осликовского, пройдя по первобытным (по выражению Типпельскирха) лесам 150 км, перерезала железнодорожный путь Минск — Вильнюс.

Тем временем 5-я гвардейская танковая армия «…медленно, но верно пробивалась вдоль шоссе на Минск. …29 июня 1944 г. мотострелковый батальон 31-й танковой бригады наконец форсировал Березину в районе совхоза Веселово… — здесь проходила дорога, ведущая на запад, что обещало уверенное продвижение дальше…», — описывает действия главного молота 3-го Белорусского фронта Алексей Исаев в своем труде «Операция «Багратион». «Сталинский блицкриг» в Белоруссии». 3-й гвардейский танковый корпус также продвигался без должной энергии. Причина пробуксовки была серьезная: на минской трассе препятствием для наступающих советских частей стал подоспевший к группе армий «Центр» резерв. Речь — о 5-й танковой дивизии врага, особенно его 505-м тяжелом батальоне на Т-VI «Тигр». Бой 29 июня между танкистами противоборствующих сторон закончился нашей победой — краснозвездные машины продавили заслон врага. Тот, кроме прочей техники, потерял три «тигра» поврежденными. Так как лихорадка отступления работала против немцев, выведенные из строя танки автоматически превращались в потерянные — доставались нашим в виде трофеев.

Звездный час корпуса Бурдейного

1 июля арьергард врага буквально вытолкнули из Борисова: значительная часть его бежала до боя, остатки (около двух тысяч человек) были перебиты и пленены к 15.00. Путь на Минск был открыт. Штаб фронта, стараясь не снижать темпов наступления, неустанно требовал от командира 5-й гвардейской танковой армии маршала бронетанковых войск Павла Ротмистрова форсировать Березину не позднее 30 июня и уже 2 июля овладеть Минском. Но сравнение описей матчасти армии Ротмистрова из Центрального архива Министерства обороны (ЦАМО) России позволяет понять, почему именно это объединение не стало триумфатором взятия Минска. На 1 июля 1944-го в ее строю было 304 танка (а также 24 единицы в ремонте), в то время как несколькими днями раньше боевых машин было еще 417. Пересеченная местность, форсированный марш — и как следствие — ускоренная выработка моторесурса двигателей техники, вышибание вражеских танковых заслонов с большака сделали свое дело. Потери были чувствительными, пробивная сила 5-й танковой падала час от часа. Но даже зная это, Маршал Советского Союза Александр Василевский, сокоординатор «Багратиона», все равно пенял Ротмистрову через годы в книге «Дело всей жизни»: «5-я гвардейская танковая армия, всегда блестяще проявлявшая себя, в данном случае действовала хуже, чем прежде».

Наиболее боеспособным мобильным соединением, кроме забуксовавшей армии Ротмистрова, был находящийся в ее тени 2-й гвардейский танковый корпус генерал-майора Алексея Бурдейного. Наступавшему южнее корпусу из 11-й гвардейской армии Кузьмы Галицкого повезло: он обошел танковый заслон на минской автостраде и в течение 1 июля полностью переправился через Березину по понтонным мостам. Переправа шла медленно, понтонный мост трижды ломался — каждая поломка устранялась два–три часа. Полное сосредоточение на западном берегу Березины закончилось к 2 июля. Вынужденное промедление сделало корпус как бы невидимым — в горячке боя врагу было недосуг отслеживать остановившиеся части Красной Армии, ему хватало проблем с активно действующими. Этот недосмотр обошелся противнику дорого: окончательно сосредоточившись, корпус Бурдейного, словно пружина, внезапно «выстрелил» в направлении Минска. И тут ему снова повезло. «…корпус находился между двумя прибывшими в Беларусь немецкими танковыми дивизиями… прошел, как говорится, «между струй», описывает эту цепь счастливых совпадений Алексей Исаев. Резервы врага — 5-я и 12-я танковые дивизии вместо того чтобы исправить положение, пропустили наш корпус меж своих порядков.

Первой в столицу ворвалась 4-я танковая бригада полковника Олега Лосика. Мастерски обойдя очаги сопротивления, она взяла под контроль цель № 1 — мост через Свислочь. Шедшая за ней 26-я танковая бригада овладела важной транспортной инфраструктурой — вокзалом и товарной станцией. Гарнизон врага, деморализованный молниеносным крушением фронта, оказал ожесточенное, но неорганизованное сопротивление.

79_18.jpg

С копьями и перочинными ножами…

Еще один творец победы в Минской операции — 1-й Белорусский фронт — силами 3-й армии генерал-лейтенанта Александра Горбатова рвался к столице. Фронт был отвлечен на перемалывание остатков Бобруйского котла, но высвободившиеся 1-й гвардейский и 9-й танковые корпуса, приданные Горбатову, обошли пекло этого сражения. Весь день 30 июня 12-я танковая дивизия врага пыталась задержать эту подвижную группировку у деревни Лапичи, ликвидировать плацдарм на Свислочи. Генерал-майор Михаил Панов (командир 1-го гвардейского корпуса) решил эту задачу творчески: частью сил парировал удар, а большую часть сил корпуса — 15-ю и 16-ю танковые бригады — направил вдоль Минского шоссе. Бригады ворвались в столицу Беларуси с юга, через Пуховичи. Минский котел захлопнулся!

«Это был исторический день. … внутри оказалась более чем 100-тысячная группировка (около 107 тысяч. — Авт.) 4-й и частично 3-й танковой армии противника. … были блокированы остатки девятнадцати пехотных, трех моторизованных, танковой, двух зенитных и охранной дивизий, большое количество различных отдельных частей с многочисленной боевой техникой», — вспоминал те дни Кузьма Галицкий в книге «Годы суровых испытаний. 1941–1944 (записки командующего армией)».

Один из немногих вышедших из минского окружения врагов обер-лейтенант Отто Шрауб нарисовал в своих дневниковых записях «72 дня по тылам врага» (сборник материалов «Война и плен») страшную картину. Его группа окруженцев, отступавшая из-под Борисова в обход Минска с севера, насчитывала около 500 человек. Линию фронта уже на границе с Польшей пересекло менее 70 солдат и офицеров. Воспоминания описывают десятки стычек с партизанами, поисковыми группами войск НКВД, тыловиками наших наступающих частей… Местные жители часто давали оккупантам неверные сведения о местности. В последние недели перед выходом к своим немцы истратили все боеприпасы. И выходили с парой патронов к винтовке или пистолету, с перочинными ножами и штыками, саперными лопатками и даже заточенными наподобие копий ветками, черенками шанцевого инструмента…

79_2.jpg

Победа в Минской операции 29 июня — 4 июля окончательно превратила группу армий «Центр» в огромную брешь на Восточном фронте, который смог полноценно восстановиться только осенью 1944 года в восточной Польше и Прибалтике.

Вероника Данишевская, фото из открытых источников

Концерт для участников парада
Генерал, ликвидатор, почётный солдат
Архив выпусков