Полоцкий укрепрайон в первые дни войны От Совинформбюро

Оперативная сводка за 27 июня 1941 года.

139_1.jpg

В течение дня наши войска на ШЯУЛЯЙСКОМ, ВИЛЬНЕНСКОМ и БАРАНОВИЧСКОМ направлениях продолжали отход на подготовленные для обороны позиции, задерживаясь для боя на промежуточных рубежах.

Боевые действия наших войск на этих направлениях носили характер ожесточенных столкновений. На отдельных направлениях и участках наши части переходили в контратаки, нанося противнику большое поражение.

На МИНСКОМ направлении отбито наступление крупных танковых частей противника.

В результате контрудара наших войск на этом направлении разгромлен крупный штаб противника. Убит немецкий генерал и захвачены оперативные документы. На другом участке этого же направления нашими частями уничтожено до 40 танков противника.

Справка

Оборона Полоцка — одна из славных страниц Великой Отечественной войны. Под Полоцком немецкие войска удалось задержать на две недели, что во многом способствовало срыву блицкрига в начальный период войны, помогло выиграть время, необходимое для организации обороны Москвы.

Немецкий генерал Герман Гот в своих воспоминаниях отмечал, что Полоцк был крепостью, которую удалось взять только после окружения города.

Иван Филатов прибыл в Полоцк в составе пополнения для 174-й стрелковой дивизии.

В штабе пополнение принимал майор Ращупкин. Построив прибывших, он подходил к каждому, узнавал воинскую специальность, заносил в свой список и отправлял в сторону построения команд для той или иной части. Подошел черед Ивана. Он представился:

— Младший сержант Филатов, заряжающий танка Т‑26, прошел переподготовку на заряжающего Т‑34.

Справка

Танк Т‑26 был создан на основе английского танка Vickers Mk E, закупленного в 1930 году. Наиболее интенсивно использовались танки этого типа в ходе Советско-финляндской войны в 1940 году, а также в 1941 году во время битвы за Москву.

— О как, —вскинул удивленно брови майор, — только припозднились, отправляя тебя к нам…

Задумавшись на мгновение, офицер предложил:

— Послушай, сержант, у нас есть башенные долговременные огневые точки.

Увы, все они укомплектованы. А поскольку ты танковый заряжающий, значит, знаком с оптикой и умеешь наблюдать. Поэтому тебе самое место в разведбате на наблюдательном пункте.

139_2.jpg

Справка

Протяженность Полоцкого укрепрайона составляла 56 километров, на этом участке располагалось 203 долговременные огневые точки, из которых 10 были противотанковыми с башнями от Т‑26.

— Есть в разведбат, — вздохнул Иван, которому не хотелось из танкистов попадать в пехоту. И хотя разведка во всех частях была элитой, замена казалась проигрышной.

Так с легкой руки майора Ращупкина Филатов оказался на передовом наблюдательном пункте в районе деревни Гомель. Расположились они на холме в ста метрах от большака, который вел на Борисов и дальше на Минск. В тылу у них было озеро Яново с живописными берегами, справа впереди — небольшая деревушка Липовки. Дальше дорога просматривалась с высотки, на которой располагался пост, километра на три, так как шла полого под уклон.

27 июня был обычный день. Накануне прошел небольшой дождь. К полудню выглянуло солнце и начало здорово припекать. Устроившись в ячейке рядом с артиллерийским корректировщиком, Иван в бинокль осматривал местность. Его насторожил гул моторов, вначале еле уловимый, а через несколько минут уже явно слышимый. Филатов через окуляры бинокля увидел, как вдалеке из-за поворота высыпали прерывистыми точками мотоциклы, за ними показались пара бронетранспортеров и грузовики с закрытыми тентами кузовами. Боец рассмотрел кресты на бортах бронеавтомобилей, да и каски у сидящих на мотоциклах не вызывали сомнения: немцы. Иван крутанул ручку телефона и доложил на КП:

— Докладывает НП на Яново. Наблюдаю колонну противника. В голове мотоциклы. Далее два бронетранспортера и грузовики.

— Вы там не перепились? — громко и с большим сомнением рыкнули на той стороне провода. — Кто докладывает?

— Младший сержант Филатов.

— Вы отдаете себе отчет в том, что говорите? Откуда немцы?

— Не могу знать!

— Хорошо, — начали успокаиваться на КП. — Подсчитайте технику и доложите.

— Есть, — ответил Иван и продолжил доклад. — Мотоциклов семь. На каждом по два человека. Бронетранспортеров два. Грузовиков пять. Судя по тому, что из-под тентов на каждом автомобиле выглядывают наблюдатели, в кузовах солдаты. Отчетливо наблюдаю немецкие кресты на бортах и тентах.

— Вас понял, — ответили с КП. — Колонну пропустить. К своей позиции внимания не привлекать. Корректировщику дать координаты цели на открытие огня, когда колонна поравняется с озером Яново. Быть постоянно на связи.

— Есть, — ответил Иван и кивнул артиллеристу: — Свяжись со своими, наведи на колонну.

— Выполняю, — ответил корректировщик.

— «Двина», — начал он говорить в трубку. — Механизированная колонна. 12.36. Голова Липовка. Длина 170. Скорость 40. Движется Яново.

— При приближении к Яново на 500 метров начните обратный отсчет. Постоянно находитесь на связи. Докладывайте о движении противника.

— Есть, — ответил боец.

Тем временем колонна приближалась. Зловещий гул двигателей заполнял все окружающее пространство.

С замиранием сердца следили наши солдаты с НП за передвижением противника. Немцы самонадеянно пренебрегли всеми правилами безопасности. Офицеры, высунувшись по пояс из люков бронетранспортеров, надменно созерцали окрестности.

Пропустив колонну, бойцы с тревогой ждали развязки.

Корректировщик по телефону начал передавать обратный отсчет.

— Двести пятьдесят, двести, сто пятьдесят, сто, пятьдесят, ноль!

Послышался орудийный выстрел, и тут же между мотоциклами возник взрыв, сметая машины вместе с экипажами в кювет.

— Есть попадание в голову колонны! — прокричал в телефонную трубку артиллерист на НП.

В следующее мгновение прозвучали два залпа. Шквал огня накрыл немцев, превращая технику в груды металла. Немногие уцелевшие гитлеровцы опрометью кинулись прочь от дороги.

— Колонна противника уничтожена, — доложил Иван на КП. — Несколько немцев уцелело, рассеялись по придорожным кустам.

— Филатов, — откликнулся строгий голос на другом конце провода. — Возьмите пару бойцов из отдыхающей смены и скрытно выдвиньтесь в сторону уцелевшего противника. Займите позицию и ждите подхода нашей пехоты. Нужно постараться захватить «языка». При появлении наших солдат, обозначить направление на противника сигнальной ракетой красного цвета.

Весь состав НП был в окопах, с интересом наблюдал за результатом разгрома колонны.

— Фролов, Гаврилов, — окликнул подчиненных Иван. — С оружием за мной!

Пригибаясь, троица устремилась к месту разгрома. Приблизившись метров на триста, Иван тихо, но так, чтобы его слышали подчиненные, скомандовал:

— Стой, осмотреться!

Впереди они увидели ужасающую картину. От горевших грузовиков и бронетранспортеров стелился черный дым. Мотоциклы разметало по кюветам. Всюду валялись человеческие останки. Присмотревшись внимательно, Фролов прошептал:

— Немцы окапываются.

— Точно, — подтвердил Гаврилов.

Иван осторожно навел бинокль в указанном направлении и увидел картину: десятка полтора фашистов возились за кустами. Большинство из них были легкораненые. Они готовились к обороне и спешно окапывались.

— Вот сволочи, — возмутился Филатов. — Мало им перепало, хотят добавки…

— Может, сбегать на НП и вызвать по ним огонь?

— Нет, — остудил пыл бойца Иван. — Нам приказано наблюдать и обозначить позицию фрицев при подходе наших.

— Мне не дает покоя один вопрос, — подал голос Фролов. — Откуда они заявились? Вчера сообщали, что бои идут в районе Минска…

— Вчера уже прошло, — перебил Гаврилов. — А нынче — вот они, аккурат перед нами…

— Разговорчики, — одернул сержант подчиненных. — Ведите наблюдение.

Вдоль большака показалась цепь красноармейцев, прочесывающих местность. Иван дал ракету в сторону окапывающихся немцев. Те сразу переполошились, стали между собой эмоционально обмениваться репликами, активно жестикулируя руками.

Группа Филатова короткими перебежками стала сближаться с противником. Немцы, заметив цепь наших бойцов, изготовились к бою. Один из них оглянулся и засек перебежки наших солдат. Гортанно передал своим. Немцы растерялись. Опять поднялся галдеж, и гитлеровцы один за другим стали поднимать руки…

Наши, увидев поднятые руки, бросились на сближение бегом. Иван на всякий случай приказал своим бойцам:

— Ложись, взять фрицев на прицел. При малейшей попытке ускользнуть открыть огонь на поражение.

Успех в первом бою окрылил бойцов. Они поверили, что фашистов можно и нужно бить.

139_3.jpg

Справка

Развитие описываемых событий имело место. Существуют источники, которые свидетельствуют о том, что немецкие части (авангарды) появились у Полоцка 27 июня. Так, бывший политрук батареи 293-го полка 33 аргк Николай Москвин вспоминает, что немецкие танки 27 июня двигались между Глубоким и Полоцком. На КП майора Колоколова, который был совмещен с наблюдательным постом УРа, оборудованном средствами связи, в 5 часов утра 27 июня 1941 года поступило сообщение о движении в сторону Полоцка немецкой колонны. Командир полка дал команду на открытие огня. Немцы не предполагали встретить в Полоцке серьезное сопротивление, и их беспечность была наказана: часть гитлеровцев погибла, часть была пленена. Григорий Колоколов, вспоминая этот бой, писал: «Трудно сказать, кому тогда из немцев благополучно удалось унести свои ноги».

Николай Хохлов,

фото из открытых источников

Информация о проведении 16 декабря 2019 года в...
Технике — заботу и внимание
Архив выпусков