Дороги фронтовые у каждого свои

Я родился в семье участников Великой Отечественной войны. Детская память запечатлела их рассказы на всю жизнь.

83_3.jpg

Мой отец, Виктор Михайлович Щербаков, 1922 года рождения, был призван в Красную Армию в 1940 году. В армию он пошел со значком «Ворошиловский стрелок», был направлен в полковую школу 3-го танкового полка Прибалтийского военного округа, где освоил специальность механика-водителя. Начало войны он встретил в Латвии. В семье до сих пор хранится открытка с видом Риги той поры, которую отец прислал своим родителям.

16 июля 1941 года полк, в котором служил мой отец, принял бой под Ново-Ржевом Калининской области с превосходящими силами противника. Его танк Т‑26 загорелся. Отец вылезал из подбитой машины через люк механика-водителя. Бойцов встретил шквальный огонь. Отец вспоминал: «Когда вылезал, почувствовал, как рвется комбинезон на правой руке, а затем боль в плече. Это было мое первое ранение. Мне в тот день повезло: немец из своего «шмайсера» стрелял очередью сверху вниз. Если бы фашист стрелял поперек туловища, то меня не было бы в живых». Однополчане помогли отцу ночью покинуть поле боя, а затем из санчасти отправили в госпиталь.

83_38.jpg

После излечения его в сентябре 1941-го направили на учебу в Свердловское пехотное военное училище.

Позже уже лейтенант Виктор Щербаков был зачислен в резерв 53-й армии. Новоиспеченные офицеры с нетерпением ждали отправки на фронт. Наконец наступил день, когда все они попали в действующую армию. Лейтенанта Виктора Щербакова направили в 572-й стрелковый полк 233-й дивизии на должность старшего адъютанта батальона (с 1945 года эта должность стала называться так: начальник штаба батальона). Виктору Щербакову частенько приходилось заменять командира батальона. Поэтому трудно сказать, кем мой отец был больше — старшим адъютантом или врио командира батальона.

Вскоре его стрелковый полк перебросили в состав 3-го Украинского фронта. Позже отец оказался в составе 734-го стрелкового полка. 16 октября 1943 года полку было приказано форсировать Днепр под городом Кременчугом. При попытке красноармейцев переправиться, враг открыл ураганный огонь. В тот день отец получил второе ранение в голень левой ноги и попал в полевой госпиталь.

По стечению обстоятельств в 734-й полк 233-й дивизии в апреле 1943 года была направлена выпускница Ижевского фельдшерского училища Таисия Штурмина. Они познакомились, когда мой отец после госпиталя вернулся в часть. В перерывах между боями он бегал к симпатичной девушке на свидания. Дружеские отношения переросли в любовь на всю жизнь. В июле 1944 года командир полка подполковник И. И. Штомпель своим приказом объявил их мужем и женой. Так младший лейтенант медицинской службы Таисия Штурмина стала Щербаковой. Много лет спустя я спросил у нее: «Мама, скажи, а как тебе, воюющей на передовой, удалось избежать ранений?». На что она ответила: «Сынок, я невысокого роста, поэтому чаша сия меня миновала. Война — не женское дело, это очень тяжелая работа. Не помню, когда отдыхала, спали прямо на ходу».

Родители вспоминали и о тяжелых боях на территории Венгрии, Румынии и Югославии.

В ноябре 1944 года 734-му полку была поставлена задача: форсировать Дунай, захватить плацдарм и закрепиться на нем, а затем взять высоты 205 и 206. В боях по форсированию Дуная в районе села Батина и расширению плацдарма на правом берегу был тяжело контужен командир батальона, и в течение длительного времени находился без сознания. Виктор Щербаков в этой обстановке взял командование на себя. В наградном листе на старшего лейтенанта Щербакова сказано:

«В боях 19–21 ноября 1944 года по расширению плацдарма на правом берегу р. Дунай, в районе с. Батина (Югославия), Щербаков Виктор Михайлович правильно, своевременно и энергично проводил решения командира батальона в жизнь, проявляя при этом отвагу и геройство. Особенно проявил себя в бою 21 ноября 1944 года. К утру 21 ноября 1944 года батальон с упорными боями вплотную подошел к высоте 205, являющейся господствующей на плацдарме. Встретив сильное огневое сопротивление противника, пехота залегла. Батальон подвергся сильному артиллеристско-минометному обстрелу и бомбардировке. Уже кое-где наши боевые порядки дрогнули и начали отходить, а немецкая пехота в это время поднялась в контратаку.

83_36.jpg

Тов. Щербаков под ураганным огнем противника выдвинулся в боевые порядки, остановил отход и организовал роты на отражение вражеской контратаки. Когда контратака противника была отбита, поднял пехоту и с криком «Ура!» повел ее в атаку. Овладел тремя траншеями противника, после чего с одной ротой атаковал противника с фланга, чем решил исход боя за высоту. После короткого, но упорного рукопашного боя высота была взята.

В этих боях товарищ Щербаков всегда находился в боевых порядках пехоты и своим личным примером и отвагой воодушевлял бойцов на боевые подвиги.

Достоин присвоения звания Герой Советского Союза.

Командир стрелкового ордена Богдана Хмельницкого II степени полка подполковник Штомпелъ, 3 декабря 1944 года.».

2 декабря 1944 года старший лейтенант Виктор Щербаков был тяжело ранен и попал в госпиталь в г. Секешфехервар (Венгрия). Там он и встретил День Победы.

Как только сообщили о подписании Акта об безоговорочной капитуляции германских вооруженных сил, все военнослужащие выражали свою радость, кричали «Победа!» и стреляли вверх изо всех видов оружия. Мой отец, несмотря на боль в правой ноге (тяжелое ранение в коленный сустав), поднялся с постели и вышел во двор военного госпиталя. Все раненые, врачи, медсестры кричали и поздравляли друг друга, обнимались и целовались. Стоявший рядом с госпиталем зенитный полк стрелял в воздух бризантными (разрывными) снарядами. Стоя во дворе, старший лейтенант Виткор Щербаков вдруг почувствовал, что сверху что-то падает со свистом прямо на него. Он невольно сделал шаг назад. В сантиметрах 30 от его головы пролетел осколок снаряда и упал на землю. Офицер поднял этот осколок, который был еще теплым. Потом много лет возил его в своей полевой сумке. Вот таким запомнился ему День Победы.

…Мой отец звание Героя Советского Союза не получил. Решение подполковника И. И. Штомпеля командующим 3-м Украинским фронтом было изменено.

В. М. Щербаков был награжден орденом Суворова III степени. Я считаю, что подвиг моего отца командующим фронта был недооценен. Но это мое сугубо личное мнение.

Отец очень гордился наградой. В СССР орденом Суворова III степени в годы войны было награждено чуть более четырех тысяч человек. Среди ветеранов Гродно он был единственным, у которого была эта высокая награда.

Мама же в составе 734-го полка участвовала в боях с неприятелем в районе озера Балатон, прошла Венгрию и Румынию, а затем наши войска двинулись по направлению к Австрии. 9 мая она встретила в лесу под Веной. В свое первое увольнение за всю войну она вместе с подругой Антониной Бариновой, воевавшей вместе с ней, в составе медвзвода поехала в Вену. Этим днем они распорядились по-женски: сходили в баню, в парикмахерскую, где впервые в жизни сделали себе завивки.

Мой отец Щербаков Виктор Михайлович был награжден орденами Суворова III степени, Отечественной войны I и II степени, двумя орденами Красной звезды, медалью «За боевые заслуги», а моя мама Щербакова Таисия Фёдоровна — орденами Отечественной войны II степени, Красной звезды, медалью «За боевые заслуги». Моим родителям на момент окончания Великой Отечественной войны было 23 и 21 год соответственно.

Впереди у них была мирная и счастливая жизнь!

Отец закончил военную службу в Гродно в звании подполковник, ушел в запас 22 августа 1966 года.

…В нашей семье мы помним наших родственников, родных и близких, которые отстояли свободу и независимость нашей страны, а День Победы — самый почитаемый праздник!

Александр Щербаков

Александр Лукашенко: «Нынешнее поколение военных...
Наследники героев Буйничского поля
Архив выпусков