Афганский стержень Александра Курловича

Мечтая об офицерской судьбе, курсант Ленинградского высшего общевойскового командного дважды Краснознаменного училища имени С. М. Кирова (ЛВОКУ) Александр Курлович понимал, что военную науку он будет постигать не только на тренажерах, полевых выходах, учениях, но и во время боевых действий в далекой чужой стране. И поводом для этого стали события конца 1979 — начала 1980 года в Демократической Республике Афганистан. В данной связи с 1980 года в процесс обучения в ЛВОКУ были внесены значительные коррективы — стало больше занятий по огневой и тактической подготовке в реальных полевых условиях.

— То, что в Афганистане идет война, мы знали, — вспоминает подполковник в отставке Александр Курлович. — Секретарь комсомольской организации нашего батальона капитан Власов написал рапорт с просьбой направить его в ДРА. Спустя полгода афганской службы он погиб...

Диплом и лейтенантские погоны Александр Александрович получил в 1982‑м. Первым местом службы начинающего командира мотострелкового взвода стал Дальний Восток, а если точнее — город Сковородино Амурской области, находящийся в 60 километрах от советско-китайской границы. Климатические условия там суровые: зимой морозы до минус 45 градусов, летом — жарко, пока солнце на небе, а спряталось за сопки — становится холодно. А еще — мошкара.

В обязанности Александра Курловича входило несение службы на войсковом посту наблюдения (Албазинская погранзастава Сковородинского погранотряда) с личным составом его взвода и пограничниками в режиме «неделю — на погранзаставе, неделю — в подразделении».

О том, что ему в скором времени предстоит «заграничная командировка в числе самых лучших офицеров», как говорили в политотделе дивизии, Александру Александровичу сообщили накануне новогодних праздников.

— Когда услышал об Афганистане, первое, о чем подумал, — о семье: родителях, жене, маленькой дочке. Как они будут без меня? А случись что? — отметил воин-интернационалист. — Но приказы командования не обсуждаются. И в феврале 1986 года я убыл к новому месту службы.

«Мой Афганистан…»

На пересылке в Кабуле старший лейтенант Александр Курлович провел порядка недели. Он получил назначение в 371‑й мотострелковый полк 5‑й гвардейской мотострелковой дивизии, штаб которой находился в Шинданде.

— Моя афганская эпопея начиналась в рейдовом батальоне 371 мсп. В марте 1986 года наша рота была отдана приказом командования в режим боевого дежурства 15‑минутной готовности, — вспоминает Александр Александрович.

Курлович - 0011.jpg

Летом 1986‑го мой взвод был назначен досмотровым взводом, боевой задачей которого было несение службы на аэродроме Шинданд совместно со звеном вертолетов (две-три винтокрылые машины). Как только приходили разведсведения о передвижении в той или иной местности колонны (каравана), мы вылетали на ее досмотр. При этом приземлялась только одна вертушка с бойцами, вторая пребывала в состоянии барражирования. Остановив колонну, военнослужащие производили ее тщательный досмотр на предмет наличия оружия. Бывало, завидев шурави, перевозчики разбегались в разные стороны, что означало — в поклаже наркотики, оружие, боеприпасы.

Вообще первая боевая операция в офицерской биографии Александра Курловича случилась через неделю после принятия должности командира горного мотострелкового взвода в рейдовом батальоне.

Курлович - 0003.jpg

Разведка доложила, что с горного района Шаршари от иранской границы в окрестность Старого Герата движется большая группировка душманов, вооруженных, что называется, до зубов. Батальон получил задачу блокировать «духов» (при активном сопротивлении — уничтожить), изъять имеющиеся у них боеприпасы и оружие. Тогда в ущелье, где были заблокированы душманы, бой длился не один час…

В 1985 году американцы поставили «духам» новые зенитно-ракетные комплексы «Стингер» для уничтожения вертолетов и самолетов. В результате потери советских летательных аппаратов оказались значительными. И командование объявило, что тот из солдат или офицеров, кто заполучит «Стингер», будет представлен к званию Героя Советского Союза.

— Одна из баз, где, по данным разведки, располагался лагерь по обучению «духов» обращению с ПЗРК «Стингер», находилась в ущелье Шинарай на границе с Пакистаном. Летом 1986 года наш батальон во главе с командиром подполковником Никитиным после огневой подготовки вошел в ущелье, — рассказал подполковник в отставке Александр Курлович. — Нам удалось захватить множество боеприпасов, которые затем вывозили из лагеря в течение трех суток. Ящики же от ПЗРК оказались пустыми — душманы мелкими группами сумели вынести «Стингеры» на пакистанскую территорию. Преследование их в горах оказалось бесполезным. За эту операцию я был представлен к государственной награде — медали «За отвагу».

В 1987 году Александр Курлович был назначен на должность помощника начальника штаба 101‑го мотострелкового полка, зона ответственности которого распространялась на приграничную с Ираном провинцию Герат. Здесь в его служебные обязанности входил учет личного состава и обеспечение стабильного морально-психологического состояния военнослужащих.

— Со стороны Кушки до Герата и далее на Шинданд размещались сторожевые заставы и посты, — поделился воин-интернационалист. — Дело в том, что вдоль данной дороги тянулся трубопровод, по которому осуществлялась прокачка топлива для заправки наших самолетов и вертолетов. Соответственно, это был объект пристального внимания со стороны душманов, нести службу было очень сложно. Поэтому периодически происходила замена личного состава сторожевых застав и постов. Каждую неделю в составе группы офицеров управления полка я выезжал для проверки подразделений, несущих охрану на маршруте Кушка — Герат — Шинданд. Общая протяженность маршрута составляла около 300 км плюс перевал Рабати-Мирза на высоте 1.681 м над уровнем моря. Хорошая физическая и морально-психологическая подготовка имела огромное значение в Афганистане. Это то, без чего на войне было никак не обойтись…

В афганской истории Александра Курловича был и период, связанный с участием в работе специальной комиссии, которая занималась подготовкой и отправкой в Союз погибших военнослужащих. По понятным причинам я опущу подробности печальных хлопот. Скажу лишь одно: не приведи бог кому-нибудь когда-нибудь испытать это.

Курлович - 0005.jpg

…Самолет, на котором Александр Александрович пересек советско-афганскую границу, приземлился в Ташкенте в марте 1988 года. И война осталась где-то далеко-далеко. О ней офицеру время от времени будут напоминать сны да сделанные собственноручно фотографии.

После войны

Начались мирные офицерские будни в Южной группе войск — в Венгрии, где принял должность старшего помощника начальника штаба по кадрам и строевой 66‑го танкового полка в городе Хаймашкер. По словам воина-«афганца», адаптации как таковой ему, к счастью, не потребовалось. Как говорится, к хорошему привыкаешь быстро.

В 1990 году воинскую часть, в которой служил наш герой, вывели в Украину. И когда встал вопрос о принятии Военной присяги, он принял решение перевестись в Белорусский военный округ. Службу проходил в 30‑й гвардейской мотострелковой дивизии и 29‑й танковой дивизии (в дальнейшем — 29 бхвт), дислоцировавшихся на тот период в Слуцке.

Курлович - 0001.jpg

В 1995‑м из-за проблем со здоровьем (сказалась боевая контузия) Александру Курловичу пришлось стать гражданским человеком. По его признанию, первое время было непросто. Однако он нашел в себе силы выстоять. Окончил Международный институт менеджмента, получил еще и высшее экономическое образование, открыл собственное дело. А еще увлекся дайвингом, парусным спортом, виндсерфингом. Ну и, конечно, уделяет много внимания любимым детям и жене.

— У каждого человека в жизни есть этап, который помог ему стать тем, кем он стал, — заметил подполковник в отставке Александр Курлович. — Для меня это афганский период, который дал жизненный опыт, закалку. Благодаря стержню, который «вбила» в меня война, я не потерялся в жизненном море. И если можно было бы отмотать пленку времени назад, снова бы поехал в Афганистан. Мне кажется, не будь в моей биографии тех двух лет, она была бы иной, потому что по характеру я был совсем другим человеком…

Оксана Курбеко, «Ваяр», фото Владимира Блинова

В небе и на земле
Чтобы помнили…
Архив выпусков