Отец сквозь годы смотрит на меня

Все меньше и меньше остается в живых тех, кто помнит войну. Я из их числа. Родился в 1936 году на Гомельщине — в Жлобинском районе, деревне Пиревичи.

Известно, что детская память цепкая. Я не жалуюсь на нее и сейчас. Мы знаем, что Великая Отечественная война началась 22 июня 1941 года. Отец со мной на следующий день пошел к его свояку — они оба были женаты на родных сестрах. Там собралось несколько мужчин, естественно, разговор зашел о войне. Никто не говорил о том, что она будет скоротечной и победа останется за нами. Мой отец Емельян Никитович прямо говорил, что война предстоит более тяжелая, чем была Советско-финляндская, в которой он участвовал... Поговорили и пошли по домам. Потом он сходил к своему соседу Роману Ивановичу Боленкову, с которым решил строить блиндаж. Благо были бревна. В строительстве принимали участие две семьи, хотя основная работа лежала на мужчинах. И когда в нашей местности начались бои, а части Красной Армии под командованием командарма Леонида Петровского пытались остановить наступление немцев, то наши соседи прятались в нашем блиндаже. Кстати, недалеко от нас находится небольшое болотце, где и погиб Петровский. Там сейчас установлен памятный знак, а похоронен командарм в деревне Старая Рудня.

Через несколько дней после начала войны мой отец получил повестку о призыве. Ему тогда шел 38‐й год. Вспоминается, как провожали на фронт своих мужей, сыновей, братьев, односельчан в нашей деревне. Такой стоял стон и плач! Все понимали, что многие не вернутся с войны живыми. Отец взял меня на руки, к нему прижались мама Фёкла Митрофановна, 11‐летний сын Владимир. «Гляди и расти сыновей», — сказал он, обращаясь к жене. Потом попрощался со всеми, кто был рядом...

Когда мобилизованные приехали в районный центр Жлобин, то на месте военкомата увидели пепелище, а из работников райвоенкомата никого не нашли. Решили ехать домой, благо еще работала железная дорога. Побыв пару дней дома, собрались и отправились пешком в Гомель (железная дорога уже не функционировала). Надо было идти около 60 километров. Я хорошо помню, как густо была населена юго-восточная часть Гомельщины. Одна деревня переходила
в другую, и везде моим сельчанам крестьяне давали возможность отдохнуть и еду. Через полтора суток они пришли в областной центр. Никто из мобилизованных не дезертировал. Группу возглавил командир Красной Армии в запасе Павел Чиков. Он, кстати, провоевал всю войну и возвратился домой в полном здравии. Умер около десяти лет тому назад. И он рассказал мне, как все это было.

В Гомеле мобилизованные влились в Красную Армию. Мало кто из них потом, в 1945 году, вернулся домой. Знаю, что мой отец, как и некоторые наши односельчане, отступал с боями
до самой Москвы. Надо прямо сказать, что все были очень измученные: полуголодные, полураздетые, не хватало даже винтовок, а воевать надо было. Сейчас всем хорошо известно, что части, прибывшие с Дальнего Востока и из Сибири, фактически спасли Москву.

Только после войны мы получили извещение из Жлобинского военкомата, что Емельян Никитович Петрунников погиб в 1941 году. А вернувшийся с войны односельчанин и друг отца Денис Иванович Сапочев рассказал нам следующее. Во время одной из атак он заметил, как мой отец упал. Подбежав ближе, понял, что он убит. После атаки попросил у командира разрешения поискать тело, но убитых было много, и отца он не нашел. Это случилось поздней осенью 1941 года. Подтверждением этому стало следующее. В 2011 году в интернете появилась следующая информация: поисковая группа нашла медальон моего отца, но где он был убит и похоронен, неизвестно.

Я не знаю, отец, где твоя могила, но думаю, что над ней шумят деревья и что ты смотришь на меня сквозь годы уже из прошлого тысячелетия, из вечности... Остался я один — прямой наследник отца, брат Владимир умер более десяти лет тому назад.

Сегодня память о моем отце Емельяне Никитовиче Петрунникове хранят его внуки и правнуки. Он смотрит на нас с портрета — красивый, молодой, в буденовке — и словно говорит: «Будьте счастливы и помните, за что мы отдали свою жизнь».

Высылаю фотографии мамы и отца.

Фекла.jpg Емельян.jpg

Можно сказать, что это обыкновенная история. И это так. Но достоверно то, что без таких, как мой отец, не было бы Победы.

Александр Петрунников, г. Барановичи





Быстрее, выше — сообща!
Бесстрашный, верный и добрый... зверь
Архив выпусков