Генеральный штаб Красной Армии в начальный период войны

Трагические события начального периода Великой Отечественной войны очень часто пытаются объяснить совокупностью факторов, в том числе якобы некомпетентностью Генерального штаба, неверно оценившего противника и не принявшего должных мер для организации обороны страны. Следует уйти от поверхностных оценок. Тем более что анализ военно-политической обстановки, выполненный именно Генеральным штабом в предвоенный период, был абсолютно верным. Автор статьи раскрывает основные вопросы организации функционирования Генерального штаба Красной Армии в начальный период войны, имеющие актуальное значение для строительства и развития Вооруженных Сил Республики Беларусь.

78_2.jpg

Особо важно обратить внимание на следующих два фактора, которые необходимо учитывать при оценке функционирования органов военного управления, а также всей организации вооруженной борьбы с противником в годы Великой Отечественной войны.

Во‑первых, и Генеральный штаб, и руководство страны прекрасно были осведомлены о неизбежности войны, как и о реальном состоянии самого СССР и его армии.

Положение Советского Союза в то время было абсолютно безнадежным. Об этом ни тогда, ни после войны не принято было говорить. Можно ли было тогда говорить о безнадежности войны против объединенной Гитлером почти всей Европы? Или, тем более, при возможном объединении Германии с Британией и США, что было реальностью на первом этапе борьбы за мировое господство. Признание безнадежности положения означало неизбежное поражение в будущей войне.

Нынешние аналитики выдают советскую пропаганду того времени о несокрушимости Красной Армии за реальные оценки состояния дел советскими руководителями. Но пропаганда, дипломатическая риторика и реальное восприятие дел, понимание обстановки руководителями страны — вещи несопоставимые.

Генеральный штаб, как и руководители страны, прекрасно осознавал, что СССР был не только многократно слабее объединенной Гитлером Европы, он объективно не мог быть готов к войне ни экономически, ни в военном отношении. Говорить же тогда, а тем более открыто писать о том, что Красная Армия не готова к войне, было равносильно капитуляции!

Во‑вторых, несомненно, правы исследователи, считающие необходимым избавиться от скептически легкого отношения к фашизму только как к «бесноватому фюреру» и его тупым соратникам. Подобные интерпретации врага не позволяют увидеть масштаб и трагизм ситуации и понять беспрецедентность опасности того времени для человечества.

Фашисты построили мощную армию, опираясь на наиболее эффективные немецкие военные традиции, проявили неслыханный военно-технический талант, создали на основе жесточайшей немецкой дисциплины особый воинский дух.

Это неопровержимые факты истории и те объективные условия, в которых СССР

встретил войну, которую стремился оттянуть всеми мыслимыми и немыслимыми способами.

Что же касается подготовки Советского Союза к войне и роли Генерального штаба в этом процессе, то к созданию массовой армии СССР объективно смог приступить только в конце 30‑х годов, именно в 1939 году был принят закон о всеобщей воинской обязанности.

Новая армия складывалась в крайне сложных, критических исторических условиях. Создавался военно-промышленный комплекс. Учились на ходу. Происходил отбор военных кадров, принимались радикальные меры по повышению уровня их подготовки.

Например, серьезные недостатки в области оперативно-стратегической подготовки старшего и высшего командного состава выявила военно-стратегическая игра, проведенная Наркоматом обороны в 1936 году. С целью повышения качественных параметров подготовки руководящего состава Вооруженных Сил в апреле 1936 года ЦК ВКП(б) и Советское правительство приняли решение создать в Москве Академию Генерального штаба РККА. Было определено количество слушателей — 250 человек, срок обучения составил полтора года.

Первый набор академии 1936 года проходил под жестким сталинским контролем. Именно выпускники Академии Генерального штаба в период Великой Отечественной войны сформировали ядро руководящего состава Красной Армии и стали прославленными полководцами. Этот первый выпуск (1936–1938 гг.) называют маршальским курсом академии.

В предвоенное время, особенно после 1939 года, организационная структура Генштаба претерпевала неоднократные изменения, обусловленные ростом объема и сложностью задач военного строительства. Например, после завершения Советско-финляндской войны были предприняты новые шаги по дальнейшему структурированию и повышению роли Генштаба в системе органов управления РККА. В частности, состав его самостоятельных управлений был расширен с четырех до восьми, в том числе за счет введения управлений разведывательного, устройства тыла и снабжения, по укомплектованию войск, необходимость в создании которых выявила война.

Важнейшими задачами Генштаба в тот период являлись: прогнозирование характера будущей войны; анализ военно-политической и стратегической обстановки; оперативно-стратегическое и мобилизационное планирование; подготовка вооруженных сил к отражению возможной агрессии; развитие военной теории и практики; решение вопросов устройства тыла и снабжения Красной Армии; организация строительства укрепленных районов и прочее.

Многое из вышеперечисленного Генеральный штаб успел сделать к началу войны. В частности, была разработана теория глубокой наступательной операции, обосновавшая необходимость нанесения одновременных ударов на всю глубину обороны противника и уничтожения его главных группировок путем решительных наступательных действий с массированным применением авиации, артиллерии, танков и воздушно-десантных войск.

Вместе с тем проблемы ведения стратегической обороны разработаны не были, на доктринальном уровне господствовали неверные представления о начальном периоде войны. Как отмечал генерал армии И. В. Тюленев на совещании, посвященном разбору оперативно-стратегической военной игры 1941 года, «мы не имеем современной обоснованной теории обороны, которую могли бы противопоставить теории и практике глубокой армейской наступательной операции».

Рассмотрение проблем обороны ограничивалось лишь масштабами армейской операции. По своему политическому характеру военная доктрина СССР в предвоенные годы являлась оборонительной и исходила из объективной необходимости защиты Родины, но реализация ее предусматривалась только наступательными методами. По признанию  Г. К. Жукова, «анализируя проблемы организации обороны, мы тогда не выходили за рамки оперативно-стратегического масштаба, организация стратегической обороны, к которой мы вынуждены были перейти в начале войны, не подвергалась обсуждению».

Война поставила перед органами военного управления, в том числе перед Генеральным штабом, новые задачи, главной из которых было устойчивое управление войсками.

С первых дней войны стало очевидным, что с развертыванием фронтов и армий его организационная структура, ориентированная на решение задач в условиях мирного времени с опорой на управления военных округов, перестала отвечать требованиям быстро меняющейся оперативно-стратегической обстановки. По существу, Генеральный штаб оказался недостаточно подготовлен к оперативному управлению вооруженными силами в ходе боевых действий — ни структурно, ни функционально.

Положение усугублялось тем, что на базе штабов военных округов были развернуты органы управления военного времени — полевые управления фронтов, а Генеральный штаб оставался в прежней организационной структуре.

Следует признать ошибочным то положение, что в начале войны Главное командование не отводило Генеральному штабу ведущей роли в управлении войсками действующей армии. Ставка Главного командования рассчитывала остановить агрессию противника силами войск приграничных округов и, несмотря на развитие событий после 22 июня 1941 года, не оставила этой мысли, решив усилить командования созданных фронтов руководящим составом центрального аппарата, в том числе и за счет руководства Генерального штаба, включая его начальника.

В разговоре с Г. К. Жуковым И. В. Сталин так мотивировал это решение: «Наши командующие фронтами не имеют достаточного опыта в руководстве боевыми действиями войск и, видимо, несколько растерялись. Политбюро решило послать вас на Юго-Западный фронт в качестве представителя Ставки Главного командования».

На другие фронты также были направлены руководящие лица Наркомата обороны: первый заместитель начальника Генерального штаба Н. Ф. Ватутин — на Северо-Западный, заместитель начальника Генерального штаба В. Д. Соколовский и начальник оперативного управления Г. К. Маландин — на Западный.

Попытки Главного командования ограничиться оказанием помощи командованию фронтов выездом в действующую армию начальника и других руководителей Генерального штаба только усугубили положение дел с централизацией управления во­оруженными силами, ослабили состав и возможности Генштаба.

В этот период все внимание военно-политического руководства страны было приковано к событиям на фронтах. Средства Нар­комата связи были направлены на установление прямого контакта должностных лиц верховного командования с командованиями фронтов.

При этом Генштаб не имел заблаговременно оборудованного пункта управления и надежно защищенных средств связи. В условиях, когда противник с началом военных действий сразу же вывел из строя большое количество радиостанций, узлов и линий государственной и войсковой связи, связь Генерального штаба с фронтами оказалась неустойчивой.

«Генеральный штаб в самый ответственный момент оказался предоставленным самому себе, — вспоминал А. М. Василевский. — Все решения принимались наверху помимо него, и он был лишь передаточной инстанцией».

Таким образом, Генеральный штаб оказался вне зоны принятия важных управленческих решений. Недостаточная эффективность управленческой деятельности Генштаба на этом этапе войны во многом была предопределена самой его структурой, ориентированной на функционирование в мирное время.

Только после неудачного стремления остановить и разгромить противника силами войск приграничных округов стало очевидным, что без опоры на центральный аппарат, в первую очередь Генеральный штаб, и без жесткой централизации управления решение многих поставленных на повестку дня задач невозможно. Среди них на первый план выходили: создание нового стратегического фронта обороны; проведение крупных перегруппировок войск; формирование резервов и их материально-техническое обеспечение; организация стратегического и оперативного взаимодействия; обобщение и использование опыта войны.

28 июля 1941 года Государственный комитет обороны принял постановление № 300, которое предусматривало изменение структуры и функций Наркомата обороны, в том числе Генштаба.

Согласно этому постановлению, на Генеральный штаб возлагались задачи разработки проектов директив и приказов Ставки по применению вооруженных сил, организации и руководства разведкой, решения вопросов оперативной подготовки войск и штабов, сбора и обработки материалов по изучению опыта войны.

78_4.jpg

В то же время Генеральный штаб освобождался от организационных функций и мобилизационных вопросов и сосредотачивал усилия на оперативно-стратегическом руководстве вооруженными силами.

Вслед за организационными преобразованиями произошли и кадровые перестановки.

В связи с назначением генерала армии Г. К. Жукова командующим резервными армиями Вяземско-Ржевской линии (постановление ГКО № 325 от 29 июля 1941 г.), на базе которых в последующем был сформирован Резервный фронт с непосредственным подчинением Ставке ВГК, приказом наркома обороны № 0270 от 10 августа 1941 г. он был освобожден от должности начальника Генерального штаба Красной Армии, а новым начальником Генштаба стал заместитель народного комиссара обороны Маршал Советского Союза Б. М. Шапошников.

Одновременно нарком обороны утвердил «Положение о Генеральном штабе Красной Армии», в котором были определены его функции и задачи, а также уточнена организационная структура.

В соответствии с положением Генеральный штаб Красной Армии являлся «центральным органом управления народного комиссара обороны Союза ССР по подготовке и использованию вооруженных сил Союза ССР для обороны страны».

78_19.jpg

Для него определялись следующие функции: разработка директив и приказов Ставки ВГК по оперативному использованию вооруженных сил и планов войны на новых возможных театрах военных действий; организация и руководство разведывательной деятельностью всех видов разведки, обработка разведывательных данных и информация нижестоящих штабов и войск; разработка вопросов противовоздушной обороны; разработка и руководство строительством укрепленных районов; руководство военно-топографической службой Красной Армии и снабжение ее топографическими картами. Кроме того, на Генеральный штаб возлагались руководство оперативной подготовкой всех штабов, родов войск, служб и органов тыла; организация и устройство оперативного тыла действующей армии; разработка положений о вождении армейских соединений, наставлений и руководств по штабной службе; издание описаний театров военных действий; сбор и обработка материалов по изучению опыта войны и разработка приказов, директив и указаний по использованию опыта войны; руководство историческими разработками по изучению боевого опыта Мировой и Гражданской войн; организация и руководство шифровальной службой Красной Армии и обеспечение скрытного управления войсками.

Начальник Генерального штаба в соответствии с указаниями и решениями народного комиссара обороны должен был координировать деятельность всех управлений Наркомата обороны, давать им задания и указания. Он наделялся полномочиями подписывать вместе с Верховным главнокомандующим приказы и директивы Ставки ВГК.

Все эти изменения были продиктованы увеличением объема работы Генерального штаба в условиях войны и передачей ряда его функций другим органам.

В сложных условиях оперативной обстановки на фронтах и перестройки своей деятельности шло налаживание внутренних связей, совершенствование структуры и выработка стиля, методов работы Генерального штаба.

Полный же переход к работе с мирного на военное время, к примеру, ведущего управления Генштаба — оперативного управления — был осуществлен только через шесть месяцев, после проведения ряда организационных мероприятий, четкого распределения функциональных обязанностей, устранения упущений, выявившихся в первые месяцы войны.

Постоянно совершенствуя структуру Генерального штаба Красной Армии, ГКО и Ставка ВГК добивались эффективного решения возложенных на него задач, несмотря на то что на протяжении всей войны существовала проблема нехватки квалифицированных кадров. Укомплектованность Генерального штаба военнослужащими не превышала 85 %, а в критические моменты 1941–1942 гг. колебалась от 22 до 71 %.

В целом Генеральный штаб как основной рабочий орган Ставки ВГК успешно справился с возложенными на него задачами. Его структура, функции, формы и методы работы непрерывно совершенствовались в целях максимального соответствия требованиям войны и обеспечения эффективной работы Ставки верховного главнокомандования. Наряду с решением вопросов оперативно-стратегического использования вооруженных сил, он осуществлял общее руководство их строительством, материально-техническим обеспечением, воинскими перевозками, перегруппировками войск, сил и средств как на ТВД, так и между ними. К решению возложенных на него задач Генеральный штаб подходил творчески, тесно увязывая их с практикой ведения военных действий.

В итоге он обеспечил твердое, устойчивое, эффективное управление вооруженными силами государства и внес весомый вклад в достижение советским народом Великой Победы.

Следует подчеркнуть, что огромная заслуга в создании оптимальной структуры, сплочении коллектива и организации слаженной работы Генерального штаба Красной Армии в годы войны принадлежит его начальникам Г. К. Жукову, Б. М. Шапошникову, А. М. Василевскому и А. И. Антонову. Находясь под пристальным вниманием Верховного главнокомандующего И. В. Сталина, каждый из них внес весомый вклад в превращение Генерального штаба в основной высокоэффективный рабочий орган управления, через который Ставка ВГК осуществляла руководство вооруженными силами и привела страну к победе.

Мы гордимся, что под руководством нашего соотечественника Алексея Иннокентьевича Антонова были разработаны практически все победоносные операции Красной Армии, в том числе Белорусская стратегическая наступательная операция «Багратион», являющаяся образцом военного искусства.

Особо важен опыт и уроки функционирования Генерального штаба для современного военного строительства.

Во‑первых, опыт войны показал, что структура Генерального штаба, функции, режим и методы его работы еще в мирное время должны в максимальной степени соответствовать требованиям возможной будущей войны, а некоторые подразделения (разведывательное, оперативное и мобилизационное) по возможности должны содержаться в штатах, близких к военным, и быть способными гибко и оперативно реагировать на изменяющиеся характер и условия вооруженной борьбы. Довольно длительная перестройка всей структуры Генерального штаба в первом периоде войны под реальные условия военной действительности служит уроком, о котором следует помнить.

Во‑вторых, пример проводимых практически в течение всей войны реорганизационных преобразований, направленных на совершенствование структуры и функций Генштаба, свидетельствует о значимости гибкого реагирования руководства страны, в том числе Верховного главнокомандующего, начальника Генерального штаба, на вызовы времени и изменения обстановки.

Этот опыт максимально учтен в ходе реформирования Вооруженных Сил Республики Беларусь, последующего их строительства и развития с учетом особенностей трансформации сущности войны и содержания вооруженной борьбы в новом веке.

Во‑первых, в 2001–2002 годах были конкретизированы функции органов военного управления в соответствии с задачами строительства и развития Вооруженных Сил, упразднены дублирующие структуры, повышена эффективность работы.

Главный штаб Вооруженных Сил Республики Беларусь преобразован в Генеральный штаб. Юридически закреплено разграничение военно-политических, административных, обеспечивающих, планирующих и других функций между Министерством обороны и Генеральным штабом Вооруженных Сил.

Министерство обороны получило статус республиканского органа государственного управления и сосредотачивает основные усилия на реализации военной политики государства, административном руководстве Вооруженными Силами и всестороннем их обеспечении, координации деятельности других республиканских органов государственного управления по вопросам обороны.

Генеральный штаб Вооруженных Сил Республики Беларусь является центральным органом военного управления, предназначенным для реализации оперативных функций по управлению Вооруженными Силами Республики Беларусь, обеспечения их высокой боеспособности, организации взаимодействия и координации деятельности структурных элементов военной организации государства по выполнению задач в области обороны как в мирное, так и военное время.

С введением военного положения Генеральный штаб выполняет функции исполнительного органа Совета Безопасности Республики Беларусь в системе стратегического управления Вооруженными Силами, другими войсками и воинскими формированиями под непосредственным руководством Главнокомандующего Вооруженными Силами Республики Беларусь.

В военное время Генеральный штаб по поручению Президента Республики Беларусь обеспечивает стратегическое управление военной организацией государства.

Во‑вторых, в современных условиях именно Генеральный штаб Вооруженных Сил Республики Беларусь де-факто стал средоточием военной мысли. При этом его роль как главного органа стратегического управления военной организацией государства в военное время в современных условиях несопоставимо возросла. Если в ведении Генерального штаба Красной Армии подлежало 10 направлений деятельности, то сегодня в ведении Генерального штаба Вооруженных Сил Беларуси — 59 функций.

Вполне закономерно, что в качестве его основных задач стало развитие теории военного искусства, разработка новых форм и способов применения Вооруженных Сил, других войск и воинских формирований в целях вооруженной защиты государства. Среди функций Генерального штаба: анализ военно-политической и военно-стратегической обстановки, оценка характера и уровня военных угроз Республике Беларусь; определение тенденций развития средств вооруженной борьбы, форм и способов ведения военных действий; определение основных направлений развития военной стратегии и оперативного искусства; разработка новых форм и способов применения Вооруженных Сил; участие в разработке основных направлений развития вооружения и военной техники; разработка теоретических вопросов повышения обороноспособности государства. С созданием в 2006 году факультета Генерального штаба Вооруженных Сил Военной академии Республики Беларусь завершено создание полного цикла подготовки военных кадров для армии.

Самые же главные задачи, выполняемые Генеральным штабом, — это организация стратегического планирования обороны государства; планирование применения Вооруженных Сил и управления ими; поддержание их боеспособности и боевой готовности, организация и осуществление непрерывного управления.

При этом следуя опыту функционирования Генерального штаба в годы войны, важнейшая его задача — постоянное, непрерывное системное совершенствование, развитие Вооруженных Сил. Это непрерывный процесс, планирование которого и организацию выполнения осуществляет именно Генеральный штаб. В настоящее время в Беларуси реализуется разработанная Генеральным штабом Концепция строительства и развития Вооруженных Сил до 2030 года. Продолжается процесс повышения их боеспособности, прежде всего за счет модернизации и перевооружения на новые образцы вооружения и военной техники, роста качества подготовки органов военного управления и войск.

«Утверждаю»:

народный комиссар обороны СССР И. Сталин

10 августа 1941 г.

Положение о Генеральном штабе Красной Армии

Генеральный штаб Красной Армии является центральным органом управления народного комиссара обороны Союза ССР по подготовке и использованию вооруженных сил Союза ССР для обороны страны.

Начальник Генерального штаба, в соответствии с указаниями и решениями народного комиссара обороны, объединяет деятельность всех управлений Народного комиссариата обороны, дает им задания и указания.

Ведению Генерального штаба Красной Армии подлежит:

Разработка директив и приказов Ставки верховного командования по оперативному использованию вооруженных сил Союза ССР и планов войны на новых возможных театрах военных действий.

Организация и руководство разведывательной деятельностью всех видов разведки, обработка разведывательных данных и информация нижестоящих штабов и войск.

Разработка вопросов противовоздушной обороны.

Разработка и руководство по строительству укрепленных районов.

Руководство военно-топографической службой Красной Армии и снабжение Красной Армии топографическими картами.

Руководство оперативной подготовкой всех родов войск, штабов, служб и органов тыла.

Организация и устройство оперативного тыла действующей армии.

Разработка положений о вождении армейских соединений, наставлений и руководств по штабной службе, издание описаний театров военных действий.

Сбор и обработка материалов по изучению опыта войны и разработка приказов, директив и указаний по использованию опыта войны; руководство историческими разработками по изучению боевого опыта мировой и гражданской войн.

Организация и руководство шифровальной службой Красной Армии и обеспечение скрытого управления войсками.

В состав Генерального штаба Красной Армии входят:

а) оперативное управление;

б) разведывательное управление;

в) управление устройства оперативного тыла;

г) управление строительства укрепленных районов;

д) военно-топографическое управление;

е) шифровальное управление;

ж) военно-исторический отдел;

з) общий отдел;

и) отдел кадров;

к) группа офицеров Генерального штаба на правах отдела Генерального штаба.

Начальник Генерального штаба Красной Армии Маршал Советского Союза Б. Шапошников

Военный комиссар Генерального штаба Красной Армии дивизионный комиссар Ф. Боков.

Сергей Гурулёв, председатель общественного объединения «Военно-научное общество»

Новости короткой строкой
От ПЛ‑1 до МПЛ‑1
Архив выпусков