Когда муза — соседка по окопу…

Необычный ракурс Великой Отечественной войны был представлен посетителям Национального исторического музея Республики Беларуси — война глазами художника-фронтовика. Вниманию гостей предложили портреты и пейзажи, бытовые зарисовки, написанные как акварельными красками, так и карандашами, тушью. Причем не где-то в глубоком тылу, а на передовой или в ее окрестностях. Авторы — артиллеристы-разведчики орденоносцы Ананий Глухов и Сергей Чуканов, пехотинец Герман Филатов. Солдаты прошли с боями Беларусь, Прибалтику и Восточную Пруссию.

90_5.jpg

Хочется отметить документальную ценность работ: они сработаны «без позы» и патетики, парадности и глянца — просто, даже буднично, откровенно и правдиво. Художникам-артиллеристам, к тому же разведчикам, в наблюдениях за объектами изображения помогла их фронтовая специальность — пушкарь должен иметь цепкое зрение. А Герману Николаевичу, обычному пехотинцу-окопнику, подсобила наследственность. Он — из знаменитой уральской династии иконописцев Уткинского завода, выпускник Екатеринбургской художественно-промышленной школы.

90_6.jpg

Особенность изображений в том, что почти все они имеют названия, краткие характеристики, а некоторые — даже пространные пояснения к нарисованному. Один из символов Беларуси — гнездящийся аист, символ умиротворенности — заглавный рисунок экспозиции выставки. Эта работа («Вопреки войне на земле») Сергея Чуканова начинала серию картинок, написанных при освобождении нашей Родины (1943–1944 годы). Дальше — все та же будто и невоенная пастораль: «Наша рабочая землянка» (нарисовано у деревни Затоны, что на Могилевщине), «Ночь на Проне. Перед ударом на Беларусь», «Новогрудок» и другие. Хватало и произведений с военным колоритом: «Бой ушел на Запад…», «Назад… домой», «Ночной залп «катюши», «Брест» и другие.

90_8.jpg

Артиллерист-разведчик Ананий Глухов, рисовавший пером и тушью, а также карандашом и акварелью, наоборот, выпячивал внутренний мир своего под­разделения. Рисовал своих однополчан, «фотографируя» бытовую рутину их боевой жизни. Работы «Фоторазведчик. Старший сержант Прохоров на 500 метров подкрался с фотоаппаратом к противнику» и «Старшина Кирсанов за дешифровкой ленты. На центральной станции» и другие — настоящая галерея военного дела. Хотя и пейзажей у него тоже хватало: «г. Зазбург», «9 мая 1945 г. Восточная Пруссия», «Пейзаж военного времени. 12 февраля 1945 г.» и другие.

90_7.jpg

Рисунки, сделанные руками Германа Филатова, — настоящие «слепки времени» на бумаге. Ему присуща монументальность, попытка запечатлеть все важное, ценное как для себя, так и для человеческой истории. В творениях художника сквозит дуализм: с изображений смотрит хоть и вражеская, немецкая, но красота. Бумага подчеркивает, что солдат еще не уступил место художнику. Чтобы забыть о горячке боя и полностью предаться фиксации действительности, у Германа Николаевича в 1945‑м еще не получалось. Об этом говорят его рисунки «Гори, проклятая. Город Краупишкен, Восточная Пруссия», «Залив Фриш-Гаф», «В день перехода границы Германии. Пограничный столб № 131. Автопортрет» и другие.

90_9.jpg

Денис Трофимычев, «Ваяр»,

фото Вероники Данишевской

Три «Славы» сапёра Белоусова
В центре внимания — вопросы территориальной...
Архив выпусков