С оперативным псевдонимом «Сергей»

Особый вклад в Великую Победу внесли разведчики. Имена многих широко известны, о других молчат и поныне…

Разведчиками не рождаются, ими становятся. Поиск кандидата на разведывательную работу, его проверка и подготовка, отработка документов прикрытия — большой труд. Найденный и обученный всем премудростям разведывательной деятельности, человек окупает сторицей все затраты на его подготовку.

Беларусь может гордиться своими сыновьями, которые вели зафронтовую работу и успешно выполняли поставленные задачи. Среди них были и люди, которых в канун войны поставили вне общества. Но они забыли свои обиды перед лицом опасности для Родины.

Степан Васильевич Августинович родился 18 июля 1919 года в деревне Черничное Брестской области, которая входила в состав Польши, в крепкой многодетной крестьянской семье. Успешно учился в сельской школе, а в 1938 году окончил с отличием гимназию в г. Пружаны и поступил в природно-математический лицей.

Все планы рухнули 1 сентября 1939 года после нападения Германии на Польшу. Вскоре Брест и его повяты вошли в состав Белорусской ССР.

Пришлось учиться заново. В 1940 году Степан с отличием окончил 10-й класс средней школы. В то время он стал заметным активистом, был избран председателем ученического комитета и назначен редактором стенной газеты «Сталинская смена».

В соответствии с постановлением ЦК ВКП(б) и СНК СССР от 16 мая 1941 года на территории Беларуси проводились мероприятия по очистке приграничных районов западных областей страны, вошедших в 1939 году в ее состав, от социально опасных элементов, создающих угрозу советскому строю. Одному Богу и НКВД известно, как в списки лиц, подлежащих депортации, попали Августиновичи. 20 июня отец был арестован, а семья погружена в эшелон и отправлена в Новосибирск, а оттуда — в Томск. Здесь их погрузили на баржи и отправили по воде в отдаленные районы Нарымского края.

Семья Августинович прибыла в рабочий поселок Тогур, близ впадения реки Кеть в Обь. Условия размещения и проживания были тяжелые. Поселенцы не были приспособлены к тяжелому физическому труду на лесозаготовках и в рыболовецких артелях. К этому добавились и другие беды — сырость, таежный гнус и суровая зима. Необустроенность и полуголодное существование вызвали у людей не только болезни, но и ненависть к советской власти.

Начавшаяся война ужесточила требования к контролю за поведением ссыльнопоселенцев: с инициаторами брожения среди ссыльных расправлялись жестко и решительно.

В конце августа 1941 года начальник Нарымского окружного отдела НКГБ получил шифровку с грифом «Особой важности», в которой требовалось из имеющегося спецконтингента подобрать кандидатов для разведывательной работы: по Польше — двух человек, по Германии — одного. Подбор кандидатов был поручен начальнику отделения контрразведки Филимонову и оперуполномоченному Попову.

Именно Иван Попов обратил внимание на бригадира грузчиков Кетского лесозавода Степана Васильевича Августиновича. В польской диаспоре он выделялся добросовестным трудом и лояльностью к советской власти. Одновременно было отмечено, что Степан свободно владеет польским, белорусским и русским языками, а также немного знает немецкий. Тщательно изучив все данные, с Августиновичем решили провести вербовочную беседу. В ходе разговора ему предложили работать в разведке за линией фронта. Степан дал согласие на заброску.

Что лежало в основе этого согласия — сказать трудно. Наверное, стремление реализовать себя и одновременно вырваться из нарымской глухомани. В то же время он не мог не понимать, что его согласие облегчит жизнь семье, и в первую очередь — матери, братьям и сестрам. В заключение беседы ему сообщили оперативный псевдоним — «Сергей».

В целях изучения и проверки личных качеств, а также освоения приемов и способов ведения оперативной работы на вражеской территории был составлен план обучения «Сергея». В интересах более успешного выполнения контрольных заданий Степан Августинович был назначен комендантом жилкомхоза Кетского лесозавода. В ходе приобретения оперативных навыков общения в массах населения Степан активно включился в политико-пропагандистскую работу в польской диаспоре Тогура. Он призывал поляков добросовестно трудиться, добровольно вступать в ряды польских военных формирований на территории СССР. Многие из поляков ненавидели его и даже угрожали расправой…

Тем временем подготовка Степана продолжалась. Руководство отдела пришло к выводу, что в ходе учебы он показал политическую зрелость и надежность. В мае 1942 года Степан Августинович завершил курс первоначальной подготовки. Легендируя свое убытие, на одном из собраний он заявил, что желает бороться с фашизмом с оружием в руках и вступает в ряды Войска польского.

Вскоре его отправили в Москву, в распоряжение 4-го (зафронтового) управления НКГБ, которым руководил генерал Судоплатов. Пройдя собеседование и проверки, он был направлен в ОМСБОН — отдельную мотострелковую бригаду особого назначения, которая занималась диверсионными операциями в тылу врага. В течение года Августинович проходил курс специальной подготовки, изучал радиодело. Знакомился с устройством радиостанций, способами устранения возможных неисправностей, правилами работы на ключе, основами шифровальной работы. Длительные тренировки работы на ключе и отличный слух позволили ему успешно окончить курс обучения. Одновременно он изучил ряд спецдисциплин по ведению оперативной разведки в тылу врага и работе с местным населением.

Радовали Степана письма из Тогура. После его убытия семья была снята с учета спецпереселенцев, но, учитывая наличие жилья и приемлемой работы, осталась в поселке. Младший брат вступил в Войско польское и уехал на фронт.

Вскоре настал и его черед вступить в открытый бой.

Командующий 1-м Белорусским фронтом генерал армии Константин Рокоссовский 24 декабря 1943 года отправил телеграмму в НКГБ СССР, в которой он высоко оценил действия отрядов ОМСБОНа в разрушении Унечского и Гомельского железнодорожных узлов и просил оказать помощь фронту посылкой диверсионно-разведывательных отрядов для срыва перевозок на основных железнодорожных коммуникациях и разрушения дорожной сети противника. Основное внимание требовалось уделить перевозкам противника в районах Минска, Бобруйска, Пинска, а также железнодорожным станциям Старушка и Лунинец. Одновременно срочно нужны были данные по аэродромам, базам, складам и оборонительным рубежам противника в глубине его обороны.

С учетом просьбы К. К. Рокоссовского в декабре 1943 года было сформировано три разведотряда, в один из которых был включен Степан Августинович. Командиром отряда был назначен старший лейтенант А. Н. Шихов. Отряд насчитывал 45 человек, Августинович был назначен старшим радистом.

10 января 1944 года все три отряда погрузились в теплушки на Киевском вокзале столицы и через Брянск отправились в Речицу, где генерал армии К. К. Рокоссовский лично уточнил задачи и обеспечил отряды автотранспортом. Переброску отрядов в тыл врага решено было произвести на автомобилях.

Уникальный автодесант на восьми американских студебекерах перешел линию фронта через разрыв в боевых порядках врага и, пройдя по тылам противника 60 километров, 17 января 1944 года прибыл в деревню Тартак Житомирской области. Здесь бойцы встали на лыжи, и все три отряда двинулись по Полесью в район боевого предназначения.

Учитывая сложность оперативной обстановки и насыщенность территории опорными пунктами врага, Москва приказала отрядам действовать самостоятельно.

Броски по лесам и едва схваченных тонким льдом болотам Полесья изматывали разведчиков. Наступившая оттепель значительно усугубляла трудности передвижения разведгрупп.

Отряд «Богатыри» за 10 суток прошел с боями около 400 километров, преодолев при этом реки Ствига, Моства и Припять, несколько труднопроходимых болот, железную дорогу Мозырь – Пинск и 17 февраля прибыл в деревню Чудин Ганцевичского района, где организовал базу. База располагалась в относительной близости к основным объектам разведки и диверсий.

Не теряя времени, Шихов наладил связь с партизанскими отрядами, действовавшими в районе, начал создавать свою агентурную сеть. Каждый день Степан Августинович выходил в эфир, передавал добытые разведгруппами отряда сведения.

На перегоне Барановичи — Лунинец, сняв часовых у моста, заложили под него фугас. В результате взрыва был уничтожен мост и состав с боеприпасами. Довелось Степану принять участие и в диверсии вблизи станции Люсино, которую возглавил лично Шихов с ядром отряда. В результате диверсии был уничтожен немецкий бронепоезд, курсировавший по железнодорожной ветке и оберегавший ее от партизан.

С весны 1944 года разведчики отряда «Богатыри» сумели найти оперативные подходы и осуществлять наблюдение за разведшколой врага в районе Минска. Благодаря активной работе сотрудницы городской управы подпольщицы Лидии Лавренюк удалось выйти на немецкого офицера, который был антифашистом. Он передал списки преподавателей школы, а также состав двух диверсионных групп, подготовленных к заброске в июне 1944 года в тыл Красной Армии. Вскоре было уточнено и место их выброски.

Степан ежедневно передавал в Центр и штаб фронта сведения о вскрытых районах обороны и опорных пунктах противника. Для передачи приходилось уходить от лагеря на 10–15 километров.

Действия разведчиков осложнял постоянный поиск немцами местонахождения отряда. За три месяца отряд выдержал 11 боестолкновений с противником. При этом осуществил 63 диверсии на железной дороге и маршрутах движения автоколонн гитлеровцев.

Кроме радиограмм Центра, рация отряда принимала ежедневные сводки Совинформбюро для ведения агитационно-пропагандистской работы среди местного населения.

Учитывая знание Степаном польского и белорусского языков, а также его умение легко сходиться с людьми, командование отряда привлекало его для разъяснения обстановки на фронте в близлежащих селах и деревнях и вербовки связных.

Тесная связь разведчиков с населением, проводимая агентурная работа позволили отряду своевременно обнаруживать ягдкоманды и поисковые группы немцев и полицаев, принимать меры к их уничтожению.

Особо тяжелая обстановка сложилась в апреле — мае 1944 года, когда противник принял активные меры к уничтожению партизанских отрядов. Стычки с карателями происходили почти ежедневно. Несмотря на огромную физическую нагрузку, радиостанция отряда действовала безотказно — Степан со своими помощниками ни разу не нарушил график связи.

За мужество, проявленное в ходе действий против немецких захватчиков, старшему лейтенанту А. Н. Шихову присвоено звание Героя Советского Союза, а старшина Степан Августинович награжден орденом Красной Звезды и медалью «Партизану Отечественной войны» II степени.

В отчете о действиях отряда «Богатыри» отмечалось, что с 22 февраля по 1 июля 1944 года осуществлено 63 диверсии, уничтожено и ранено около 2,5 тысячи немецких солдат и их пособников, большое количество техники и вооружения противника. Пропагандистской работой было охвачено свыше двух тысяч человек. Особенно отмечалась работа Августиновича. Одновременно подчеркивалось, что «за время боевой работы в тылу врага было проведено 277 сеансов связи. Принято 97 радиограмм, передано — 244. Принято 6.748 групп цифр, передано 35.485 с общим объемом 42.233 группы, что составляет 152 группы на каждый сеанс. Всего рабочее время составило 170 часов. Нерасшифрованных радиограмм не было. Радисты к своей работе относились добросовестно».

С завершением операции «Багратион» отряд Шихова, выросший до 120 человек, принял активное участие в борьбе с бандгруппами и агентурой противника. Отряд оперировал в районе Липичанской пущи Гродненской области под видом бывших пособников гитлеровцев, скрывающихся от органов власти. Здесь пригодилась знание Августиновичем не только языков, но и местных обычаев и менталитета местного населения.

В боевой характеристике при переводе Степана в отдельный отряд особого назначения НКГБ СССР отмечалось, что он отличный специалист, инициативный, энергичный командир. Отмечена была его храбрость и самоотверженность при выполнении оперативных заданий и высокий авторитет в коллективе. После присвоения звания старшина он был избран заместителем комсорга батальона.

С июля по август 1945 года Августинович в составе опергруппы «Лесные» в качестве разведчика-переводчика боролся с бандитизмом на территории Литовской СССР, показал себя смелым разведчиком с острой реакцией на изменение обстановки.

В октябре 1945 года отдельный отряд ОСНАЗ НКГБ был расформирован, а личный состав и имущество переданы в войска НКВД и НКГБ.

На этом дальнейшая жизнь Степана Августиновича исчезает в пластах времени…

Члены семьи Августинович до конца войны жили в Тогуре. Младший брат Александр воевал в польской дивизии им. Домбровского. В период массовой послевоенной репатриации поляков семья покинула Сибирь.

Полковник в отставке Игорь Судленков

Ему доверяет командование
Быстрее, выше — сообща!
Архив выпусков