Мушавер Дешук

Афганская война навсегда осталась в памяти полковника в отставке Сергея Дешука. И через 30 лет события того времени тревожат душу.

136_12.jpg

Место службы не выбирал

Сергей Иванович открыл дверь и пригласил войти.

— Подводит ходовая, вот и завел боевую подругу, — шутит хозяин квартиры, мельком глянув на трость.

И с некоторым сожалением добавил:

— Аж не верится, что когда-то в военном училище на кроссах побеждал.

Так, слово за слово, и завязался неспешный разговор — о жизни, людях, ратной службе, которой отдано более 30 лет.

— А ведь в армию меня вначале не брали. Родители были уже пожилые, нуждались в заботе единственного сына. Я все это, конечно, понимал, — вспоминает Сергей Иванович. — Но, зная о моей мечте и видя, как я расстроился, получив очередную отсрочку, отец не выдержал, пошел к военкому и убедил его в том, что мое место не дома, возле них, а в армейском строю. Даже какое-то заявление-ходатайство написал. И в дополнительный декабрьский набор меня включили. С какой радостью и гордостью, честно тебе говорю, носил солдатскую форму! Поэтому не понимаю парней, которые во что бы то ни стало хотят «откосить» от армии. В наше время такое поведение считалось недостойным мужчины.

Белорус Дешук попал в Закавказский военный округ, на советско-иранскую границу. И ничуть не расстроился: ореол романтики и энергия молодости тянули в неизведанные дальние края! В учебке связи было трудно, особенно в первые месяцы, но Сергей сдюжил, переборол трудности, и уже через полгода на его груди засверкали почитаемые в солдатской среде знаки «Отличник Советской Армии» и «Специалист 2‑го класса». Они стали лучшей рекомендацией при поступлении в Киевское высшее военное училище связи, которое успешно окончил в 1961 году.

Вместе с лейтенантскими погонами наш земляк получил должность командира взвода связи в Одесском военном округе. И уже через год на итоговой проверке офицер стал лучшим в части. Вскоре на отчетно-выборном собрании комсомольцы отдельного батальона связи единогласно избрали лейтенанта Дешука своим лидером. Потом новые ступеньки — секретарь комитета комсомола полка, помощник начальника политотдела бригады.

Расширилась и география службы Дешука: из «курортного» Одесского военного округа офицер для прохождения дальнейшей службы убыл в Сибирь, затем в Заполярье, на Кольский полуостров. За Полярным кругом, в суровых климатических условиях Крайнего Севера наши воины обслуживали и обеспечивали бесперебойную работу линий всех видов связи — от телефонной до тропосферной (позже появилась и космическая). Свой вклад в выполнение этих важнейших задач внес и офицер-политработник Сергей Дешук.

Профессиональный опыт, выдержка и закалка характера, полученные в северных широтах, здорово пригодились майору Дешуку в горячей во всех смыслах точке — Афганистане.

Здесь — день за три…

21 марта 1981 года началась его загранкомандировка, длившаяся два года и неделю.

— Я был военным советником заместителя командира по политической части отдельного полка связи афганской армии. Он дислоцировался в Кабуле и обеспечивал связь Министерства обороны с воинскими частями, — говорит Сергей Иванович, погружаясь в воспоминания. — Кроме того, я курировал еще и учебный центр, где в год выпускалось 1.200 младших лейтенантов и специалистов для войск связи.

Афганцы нас, советников, по-ихнему мушаверов, уважали, беспрекословно слушались и почти боготворили. Может, поэтому у меня как-то сразу сложились добрые отношения с командиром полка полковником Шехмаматом, его замполитом подполковником Мубаракшо, другими офицерами. А вот с полковым муллой, как мне казалось, человеком неискренним, не заслужившим доверия, найти общий язык не удалось. Пришлось настоять на его замене.

Первая трудность, с которой столкнулся Дешук, — существенный некомплект личного состава. Это отрицательно сказывалось на повседневной службе, выполнении боевых задач. Пришлось пойти, как сейчас сказали бы, на непопулярные меры, задействовать административный ресурс. Узнав, что ждать помощи неоткуда, военкоматов как таковых в Афганистане не было, Дешук на свой страх и риск предложил самим побеспокоиться о доукомплектовании полка…

Про все детали «секретной» операции Сергей Иванович даже спустя многие годы рассказывать не стал, заметил лишь, что известный всем добровольно-принудительный метод кнута и пряника эффективно сработал и в чужой стране. Полк за месяц полностью укомплектовали, с новобранцами индивидуально поработал сам Дешук, а также его афганский коллега и мулла, прежде чем пополнение приняло присягу на Коране.

Так получилось, что Сергей Иванович долгое время оставался единственным мушавером в полку. Поэтому пришлось вникать во все проблемные вопросы, в первую очередь тыловые. А начал советский замполит с благоустройства полковой… мечети. Настоял, чтобы сделали нормальное освещение, поштукатурили внутри глинобитные стены, на пол положили ковры.

Затем взялся за столовую, где была жуткая антисанитария. Увидев, как туши мяса выгружают из машины прямо на землю и тянут к пищеблоку, мушавер ужаснулся и приказал немедленно сделать носилки, разгрузочный стол, поставить весы для взвешивания продуктов, идущих в солдатский котел. Взял он под личный контроль и качество приготовления пищи. Видя такое принципиальное отношение ко всему неуставному, требовательнее стали к себе и подчиненным афганские офицеры.

136_13.jpg

Родился в бронежилете

Равнодушный к сигаретам, он закурил в Афганистане уже на второй день, когда узнал о гибели советника, с которым вместе прилетел. Тогда и стало ясно, что за загранкомандировка у него, в которой день приравнивается к обычным трем. А вскоре мушавер Дешук и сам оказался на линии огня в печально известной долине Пандж­шер. Устроив засаду, моджахеды методично, почти в упор, расстреливали их полковую колонну. От пуль своих же соотечественников на глазах у советников гибли афганские солдаты. И ничего нельзя было сделать! Самого Дешука взрывной волной выбросило из кабины автомобиля прямо на камни. Говорит, еще повезло, отделался контузией да побитыми позвонками, зато остался жив.

В другой раз офицер попал под духовский обстрел уже в воздухе. Изрешеченный осколками и пулями Ми‑8 чудом дотянул до Баграмского аэродрома. Кто-то из встречавших на земле чуть перефразировал известную поговорку, поменяв заново родившимся рубашки на бронежилеты.

А советнику действительно везло. Его предпоследний день пребывания на афганской земле мог вообще стать последним. Получив в штабе необходимые документы и услышав традиционное «Счастливого пути!», Сергей Иванович сел в уазик и едва отъехал, как спустя несколько секунд в то место, где стояла машина, упала мина… Кто после этого скажет, что удача — не синоним слова «жизнь» на войне?!

Афганцы в знак благодарности на добрую память подарили Сергею Ивановичу японский магнитофон и саблю, которую наверняка конфисковали бы на границе таможенники, поэтому он оставил «бакшиш» своему сменщику. В родную Беларусь вернулся с двумя орденами — «За службу Родине в Вооруженных Силах СССР» ІІІ степени и афганской «Звездой», а также медалью «За мужество и героизм». Жаль, боевых наград сына не увидели умершие к тому времени родители…

После Афганистана Сергей Иванович служил заместителем командира 85‑й линейной бригады связи. Соединение дислоцировалось в Колодищах, но узлы и станции связи были разбросаны по всей Беларуси. Так что исколесил ее вдоль и поперек.

136_14.jpg

И в запасе есть дела

30 декабря 1990 года на торжественном построении офицеры, прапорщики и солдаты тепло проводили полковника Дешука в запас. В качестве пожелания было и такое: как можно больше отдыхать. Но он и не думал почивать на лаврах, а с присущей ему энергией с головой окунулся в общественную работу. В то время как раз формировалось и набирало силу «афганское» движение. В 1995 году по инициативе Сергея Ивановича была создана Ассоциация воинов‑интернационалистов Минского района, позже она вошла в состав Белорусского союза ветеранов войны в Афганистане. Вместе с боевыми побратимами Дешук оказывал посильную помощь в строительстве памятника-часовни на Острове Мужества и Скорби, ходил в атаки против чиновничьего равнодушия, пробивал для своих «афганцев»направления в республиканский медико-реа­билитационный центр, путевки в санатории…

Во многом благодаря его усилиям в Колодищах появился музей боевой славы и памятник погибшим в Афганистане 11 уроженцам района, а на школах — мемориальные доски в память о них.

20 лет незаметно пролетели в многочисленных заботах, и в ноябре 2015‑го Сергей Иванович, отчитавшись о проделанной работе, попросил найти ему замену и избрать нового руководителя районной организации воинов‑интернационалистов.

А сколько доброго и полезного сделал он за эти годы, скольким участникам боевых действий и инвалидам, членам семей погибших лично помог! Этого даже с бухгалтерской точностью не счесть, так как человеческое сочувствие, добро на весах не взвесишь. Специально никто не подсчитывал, сколько уроков мужества провел Сергей Иванович в школах района и области, где часто до недавнего времени бывал. Наверняка, благодаря этому неформальному общению у не одного мальчишки появилась мечта стать военным. Как у него когда-то.

…На парадном кителе ветерана увидел незнакомую мне награду. Оказалось, это нагрудный знак «Почетный радист СССР», которым Сергей Иванович особо гордится. Потому что он один из немногих офицеров‑политработников, удостоенных чести носить почетный знак согласно приказу министра связи великой страны. Как сказано в наградной книжке — за успешное освоение и эксплуатацию тропосферной связи в условиях Крайнего Севера.

Григорий Солонец,

фото автора и из домашнего архива Сергея Дешука