Путь на Казахстан, или Как осваивались целинные земли

Весна вступила в свои права. Цветут сады, зеленеют поля… Буйство природы невольно уносит нашего читателя, ветерана Вооруженных Сил Михаила Антоновича Дударевича, в погожие дни весны 1966 года, когда его автороту отправили на целину. Освоение целинных и залежных земель в Казахстане (и других местах СССР) в 1950–1960‑х годах — масштабная и неоднозначная страница в истории Советского Союза. В освоении целины принимало участие не только гражданское население, участвовали в ней и военные. Поездка нашего земляка Михаила Дударевича в Среднюю Азию во главе подразделения военных водителей с техникой и возвращение назад, в Прикарпатский военный округ, стали одними из лучших приключений в его жизни. О них он и написал в своем письме, направленном в адрес агентства.

1.jpg

Главным рабочим инструментом в помощи труженикам целины была самая ходовая организационная единица — авторота, пишет автор. В нее входило более 100 грузовиков, а также несколько дополнительных «рабочих лошадок»: пищеблок для перевозки кухонного оборудования и продуктов, три бензовоза, машина санитарной части и ПАРМ (полковая авторемонтная мастерская). Обслуживали внушительный автопарк около 150 человек личного состава.

Сформировали роту под командованием Михаила Дударевича в 153 мсд (Мукачево, ПрикВО), пополнив ее 50 молодыми неопытными водителями, которым предстояло закалиться «в бою». Было это в первых числах июня 1966‑го, а 20 числа она своим ходом отправилась в промежуточный пункт — помочь в уборочной кампании колхозникам Кировоградской области УССР. В середине июля путь продолжился, только по железной дороге — состав с военными и техникой пошел на восток, в Казахстан. Ехали в вагонах-теплушках по 60 человек в каждом. Размещались по десятку молодцов на настилах, что шли от двери до двери в три яруса! Питались на остановочных пунктах и станциях трижды в день: все успевали поесть за 30 минут.

— В Казахстане возили пшеницу от комбайнов на зерноток. Населенных пунктов и дорог нет, но земля ровная, и скорость можно держать приличную. В радиусе ста и более километров свозили зерно. Ток — под открытым небом. Зерно ссыпали в бурты.

…Работали август и сентябрь, в середине октября весь батальон отправили на погрузку в Россию. Грузились в городе Кургане. Более суток до него беспрерывно двигались 600 автомашин, — рассказывает Михаил Антонович. — Подобные нагрузки сейчас даже страшно представить!

2.jpg

Но и это было не все: следующим пунктом стали украинские Зарожаны Черновицкой области — здесь военнослужащие возили сахарную свеклу. Трудились всю осень, начало зимы. 19 декабря двинулись домой.

И тут вновь приказ: загрузить машины строевым лесом на Лисецком полигоне (Ивано-Франковская область) и прибыть на место постоянной дислокации — в Мукачево. Между полигоном и пунктом прибытия лежала преграда — Карпаты! А вести груз по горным дорогам было очень непросто. Предстояло преодолеть около 400 км. Так начался самый сложный этап целинной эпопеи комроты Михаила Дударевича — путь через горные перевалы.

3.jpg

Особенно запомнился автору письма один эпизод:

«К перевалу мы прибыли, когда уже начало темнеть. Колонну встретил представитель дивизии и приказал дальше не ехать, так как подъем на перевал сильно обледенел. Со мной он не встретился, это меня задело. Срочники (а их было достаточно, и всем им хотелось поскорее домой) просят ехать… Я сказал: выберем самого опытного и смелого водителя, и он поедет. Когда доберется до вершины — посигналит фарами: три моргания — ехать можно, частые мигания — нельзя. Я приказал во время подъема ехать только на второй скорости и дверку кабины держать приоткрытой. Первая машина пошла, все с волнением следили. Длина серпантинов — более 10 км… Когда он добрался и три раза моргнул, все закричали «ура!». Я начал отпускать по одной машине. Интересно было смотреть, как по серпантину движется сплошной поток света… К трем часам ночи все машины сосредоточились на южном склоне Карпат, и мы двинулись домой. К девяти часам утра прибыли в Мукачево».

На память у некоторых из ушедших в запас солдат и сержантов, а также у тех, кто продолжал служить, остались медали «За освоение целинных земель» — автор письма наградил 25 самых отличившихся. Сам он был награжден отдельно — командованием батальона.

М. А. Дударевич дослужился до звания майор и ушел в запас с поста начальника связи танкового полка (Ужгород, Украина), проживает в Минске. Такова была судьба военного водителя в СССР — никогда не знаешь, куда могут отправить, сколько сотен километров проедешь в считаные дни.

Подготовил Денис Трофимычев, фото из архива Михаила Дударевича